Никита Мендкович
Недавно было объявлено об официальной ратификации соглашения о присоединении Кыргызстана к ЕАЭС, подписанного ранее. Теперь начинается этап реализации договоренностей, практическая работа Союза в новом составе и взаимодействие республики с другими его участниками. В настоящий момент Кыргызстан сталкивается с комплексом экономических проблем, решению которых может способствовать участие в интеграционном проекте, свободный доступ к союзным рынкам, а также финансовая помощь от России, Казахстана и союзных структур, включая ЕАБР.
ПРЕМИУМ
13 августа 2015 | 19:00

Экономические перспективы интеграции Кыргызстана в ЕАЭС

Недавно было объявлено об официальной ратификации соглашения о присоединении Кыргызстана к ЕАЭС, подписанного ранее. Теперь начинается этап реализации договоренностей, практическая работа Союза в новом составе и взаимодействие республики с другими его участниками. В настоящий момент Кыргызстан сталкивается с комплексом экономических проблем, решению которых может способствовать участие в интеграционном проекте, свободный доступ к союзным рынкам, а также финансовая помощь от России, Казахстана и союзных структур, включая ЕАБР.

Фиксируемый статистикой рост кыргызстанского ВВП происходит преимущественно за счет развития золотодобычи, в первую очередь - проекта национального масштаба «Кумтор». Несмотря на конфликт между официальным Бишкеком и инвесторами, предприятие продолжает работать и наращивает производство (+76% в январе-апреле 2015-го года по отношению к тому же периоду в 2014 году). Прочие отрасли промышленности (около -1% за тот же период) и сельского хозяйства (+1,7%) переживают стагнацию.

В национальной экономике до сих пор превалирует сфера услуг, которая, по последним оценкам, оставляет до 48-50% ВВП. В значительной мере услуги представлены сектором реэкспорта – транспортировкой и перепродажей китайских потребительских товаров в страны СНГ. В последние годы эта область экономической жизни переживает кризис на фоне усиления контроля на границе с Казахстаном (после создания Таможенного Союза) и блокированием грузопотока со стороны Узбекистана. В результате крупные реэкспортные рынки, включая «Дордой» и базар в Кара-суу, переживают спад оборотов торговли. Как грустно шутят местные жители: «Базар превращается в мазар» (могилу).

Вхождение в единый рынок ЕАЭС само по себе не решает проблему, так как контроль лишь будет перенесен с казахской границы на кыргызскую, где за ввоз китайских товаров будут взиматься те же сборы в рамках единой системы тарифов. На текущем этапе Кыргызстану удалость «выговорить» себе дополнительные льготы для переходного периода длительностью в несколько лет, которые позволят на какое-то время «заморозить» текущее состояние реэкспортной торговли.

Некоторые постсоветские эксперты оценивают число льгот и уступок, предоставленных КР в рамках заключенных соглашений, как рекордное и несопоставимое ни с переходными положениями при вступлении в Таможенных Союз Казахстана (Россия и Беларусь имели развитые механизмы кооперации еще до создания ТС), ни с условиями членства в ЕАЭС для Армении.

Однако переход Кыргызстана на новые экономические рельсы – также неизбежен. Во-первых, любой «переходный период» имеет свойство кончаться. Во-вторых, поток реэкспортных товаров в последние годы все больше переориентируется на Казахстан, где создается транспортный канал «Запад-Восток», соединяющий рынки КНР и ЕС. Перевозки по нему с использование железных чаще гораздо удобнее, чем транспортировка через Кыргызстан, где скорость лимитируется емкостью и повреждениями автодорожной сети.

В настоящий момент широкие слои населения связывают ожидания от вступления в ЕАЭС с улучшением положения трудовых мигрантов в России и Казахстане. В настоящий момент число кыргызстанских трудовых мигрантов за рубежом идет на сотни тысяч человек, а их банковские переводы на родины соответствуют в сумме 15,5% ВВП (2014). Однако система отношений с ЕАЭС, основанная на экспорте рабочей силы, не может отвечать интересам республики, так как ведет к деградации собственной экономики, научно-конструкторской сферы и даже государственных институтов. Поэтому Кыргызстан должен определить, какие товары может представить на едином рынке, кроме труда собственных граждан.

С точки зрения анализа конкурентных преимуществ можно выделить следующие сферы: горнодобыча и металлургия, сельское хозяйство, текстильная промышленность.

Роль первого из названных секторов во многом определяется наличием в республике ряда месторождений полезных ископаемых, включая золото и редкоземельные металлы. Их разработка ведется уже сейчас, но осложняется неблагоприятным инвестиционным климатом. Пересмотр сделок с иностранными инвесторами, заключенных до революции 2010 года, а также случаи переходящих в беспорядки общественных кампаний против тех или иных добывающих производств, как в случае месторождений Кутессай-2, отпугивают иностранный бизнес.

Развитие отрасли сельского хозяйство перспективно в силу климатических факторов, а также наличия в стране регионов, благоприятствующих растениеводству благодаря наличию пригодных почв и водных ресурсов (например, кыргызстанская часть Ферганской долины). Однако в настоящий момент отрасль находится в плачевном состоянии, и республика вынуждена импортировать ряд продовольственных товаров, включая мясомолочные продукты.

Проблемы отрасли, как и во многих случаях, обусловлены наследием кризисных 1990-х, когда были сданы под застройку многие сельскохозяйственные земли, а системы орошения заброшены. Кроме того, крестьяне жалуются на дефицит качественного семенного материала, удобрений и техники. Решение этих проблем требует оборотных средств, а доступ к ним для большинства мелких хозяйств в республике затруднен. Во многих областях отсутствует не только трудовая, но и сбытовая кооперация, из-за чего прибыли непосредственных производителей крайне ограничены.

Наконец, текстильную отрасль можно охарактеризовать как довольно перспективную. Хотя данный класс предприятий работает преимущественно на привозном материале (китайском или реже таджикском), он может считаться вполне успешным, так как производимая им одежда вполне востребована в «бюджетном» ценовом сегменте России и Казахстана, а в рамках ЕАЭС может частично потеснить китайскую продукцию.

Для увеличения производства есть предпосылки, но нужны все те же оборотные средства. Между тем в современной финансовой системе Кыргызстана кредиты идут преимущественно на финансирование реэкспортной сферы или отрасли услуг, а до реального производства доходят не слишком большие средства. Кроме того, заметная часть текстильных производств находятся в «сером» сегменте и, следовательно, для них крайне затруднен доступ к финансовым институтам.

Дефицит оборотных средств в республиканской экономике призван ликвидировать Кыргызско-российский фонд развития (КРФР), распределяющий финансовые ресурсы, предоставляемые российской стороной. Однако этот проект имеет пока комплекс недостатков, к которым относится, прежде всего, ограничительный размер кредитов. Фонд выдает займы не менее 3 млн долларов, что превосходит бюджет большинства инвестиционных проектов в стране. В результате средства могут распределяться только через банковскую систему, которая, вероятно, будет реплицировать существующие недостатки кредитного рынка.

Лучшим решением было бы создание дочерних структур КРФР, которые бы работали с меньшими по объему кредитами и проектами, в т.ч., возможно, на региональном уровне, а не пытались бы управлять процессом исключительно из Бишкека.

Кроме того, Кыргызстан может пытаться использовать свое членство в ЕАЭС для оказания воздействия на официальное Душанбе. Таджикистан только планирует присоединиться к интеграционному проекту, хотя информированные источники в РТ утверждают, что этот вопрос практически решен, но условия членства и те же «льготные» положения на переходный период могут во многом зависеть от позиции действующих членов организации. Учитывая существующие трения между КР и РТ в связи с пограничными спорами, переходящими в открытые конфликты, кыргызская сторона вполне может попытаться использовать свой голос в формировании политики ЕАЭС для решения проблем своей внешней политики.

Кроме того, членство Кыргызстана в Союзе может благотворно сказаться на экономических связях с Узбекистаном, отношения с которым в последние годы носят также откровенно напряженный характер. Однако в настоящий момент Ташкент рассматривает вопрос о создании зоны свободной торговли с ЕАЭС (пусть пока и отказался от идеи присоединения к Союзу), и условием этого шага может стать нормализация отношений со всеми членами организации. Однако использование участия в евразийском проекте во внешнеполитическом процессе – все же отдельная тема, реальность которой во многом будет зависеть от активности и находчивости кыргызских дипломатов.

В настоящий момент гораздо более важным является готовность властей республики использовать открывающиеся перед ними экономические возможности. Для этого Кыргызстан явно нуждается в тщательно проработанной программе сотрудничества с ЕАЭС на уровне отдельных отраслей и крупных проектов.

Причем, учитывая идущую в республике предвыборную кампанию, такая программа должна быть представлена не только административному и экспертному сообществу, но и населению страны, которому вскоре предстоит определить политический вектор республики на следующие несколько лет.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Экономика»

10 февраля 2017 | 10:00

Дайджест внешней политики США (2-9 февраля)

Министр обороны США Джеймс Мэттис совершил свой первый зарубежный визит в Южную Корею и Японию, подтвердив верность Вашингтона союзническим обязательствам. В отношении Ирана новая американская администрация проводит политику последовательной эскалации. Эксперты Фонда Карнеги предложили сбалансированный подход по восстановлению доверия между США и Россией.

25 мая 2016 | 22:37

Хрупкий статус-кво вокруг Нагорного Карабаха противоречит интересам России

Несмотря на череду военных инцидентов последних лет видно, что система военно-политических сдержек при российском посредничестве в целом работает – Баку не стремится к большой войне, хотя и начинает использовать силу, чтобы обозначить свои политические интересы и несогласие со статус-кво. Военный баланс между сторонами и российские военные гарантии Армении делают большую войну маловероятной, хотя и не исключают военных инцидентов.

22 сентября 2016 | 17:32

Саммит ЕС в Братиславе не преодолел европейский кризис

16 сентября в Братиславе прошел экстренный саммит ЕС, в ходе которого лидеры 27 входящих в Европейский союз стран искали выход из сложившегося системного кризиса проекта объединенной Европы. Переговоры не смогли разрешить сохраняющиеся противоречия между евроскептиками из стран Вышеградской группы и оптимистами из Брюсселя. России стоит извлечь уроки из европейского кризиса и не повторять чужих ошибок в работе с Евразийским союзом.

10 апреля 2018 | 22:41

Дайджест внешней политики Германии 3-10 апреля

Иордания стала первой арабской страной, куда совершил официальный визит Хайко Маас. Центральной темой переговоров стал вопрос беженцев. Совместная платформа ХДС и ХСС WerteUnion одобрила «Консервативный манифест», в котором провозгласила необходимость обновления обеих партий на основании христианско-консервативных ценностей и идей рыночной экономики. Лидер ХСС Хорст Зеехофер продолжает предлагать меры по ужесточению миграционной политики.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
18 апреля 2015 | 04:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова