Иван Константинов
Во внутрипалестинских делах происходит смещение баланса. Поражение региональных спонсоров «Братьев мусульман» - Катара и Турции - и сирийских оппозиционеров из Сирийской национальной коалиции нашло отражение и в палестино-израильском вопросе. Линия на поддержку Хамас дает его спонсорам все меньшую отдачу.
ПРЕМИУМ
12 августа 2014 | 18:15

Египетское посредничество в Ближневосточном урегулировании

5 августа Израиль и Хамас приняли предложение о перемирии, инициированное египетской стороной. 72-часовое прекращение огня не гарантирует полного завершения конфликта. Осложняемая довольно жесткими требованиями со стороны обеих сторон ситуация не дает ответов и относительно возможных вариантов долгосрочного урегулирования в Газе, в том числе в виде демилитаризации Сектора и более существенного открытия его границ с внешним миром.

Однако текущий процесс мирного урегулирования и принятие сторонами перемирия дали богатую почву для выводов относительно баланса сил на Ближнем Востоке. Мы уже отмечали, что свои варианты разрешения ситуации и соответственно свои площадки для переговоров предлагали Катар и Египет. При этом Доха при поддержке Анкары, отстаивала интересы Хамас, в то время как Каир при участии Эр-Рияда, «общепалестинский» вариант прекращения конфликта, предполагавший вмешательство Махмуда Аббаса в политику Хамас в Газе. 

Принятие египетского предложения позволяет сделать несколько заключений. Во-первых, мы продолжаем наблюдать падение авторитета Катара, ставшего ключевым региональным игроком и главным ньюсмейкером. Прошлогоднее поражение в Египте и смена власти в Дохе ослабили эмират. Новому руководству пришлось умерить амбиции в связи с давлением партнеров по Персидскому заливу и нехваткой ресурсов, как политических, так и гуманитарных (отсутствие влияния на «арабскую улицу»). Официально был избран курс на прагматичную политику, дружбу с соседями и укрепление статуса Дохи как крупнейшей региональной переговорной площадки. Этому должны были способствовать особые отношения Катара с обоими представителями палестинского народа, Ираном, а также вклад эмирата в Дарфурское урегулирование. Однако сохранение линии на поддержку исламистов в Сирии и выбор в пользу Хамас во внутрипалестинском политическом противостоянии не нашли соответствия с новыми региональными реалиями. И если в Сирии маргинализация политики Катара (или отдельных катарских кланов) и их поддержка наиболее радикальных боевых группировок пока позволяет находиться в числе ключевых региональных участников конфликта, позиция эмирата на палестино-израильском треке оказалась ошибочной. В результате, катарцы потеряли рычаги давления на итоговое решение, за исключением развития по сирийскому сценарию. 

Сохраняющееся влияние Дохи на лидера Хамас Халеда Машааля и других видных представителей движения способно лишь нарушить баланс на переговорах и сыграть в пользу нового этапа обострения конфликта.

Взвешенная и твердая позиция египетского руководства на этом фоне выглядит выигрышно. Президенту Абдул-Фаттаху Халилу Ас-Сиси и его окружению удалось в определенной степени решить часть внутренних проблем и постепенно перейти к возвращению Каиру его традиционного регионального статуса. Причем в данном контексте не следует сомневаться в потенциале Египта под руководством нового военного режима, ссылаясь на полную зависимость от саудовской, кувейтской и эмиратийской финансовой помощи и проблемы во взаимоотношениях с крупнейшим политическим и военным партнером – США. Египет существовал в подобных реалиях зависимости от американцев и государств Залива последние 30 лет. При этом ключевыми факторами влияния в регионе для Каира всегда оставались его исторический статус одного из центров арабского мира и геополитическое положение, обуславливающее его связующую роль в крупнейших ближневосточных и североафриканских конфликтах. Располагая этими ресурсами, ас-Сиси пытается вернуть Египту статус регионального игрока; и в этой связи выдвинутая успешная инициатива по линии БВУ и попытка восстановить совместный с Израилем контроль безопасности в Газе и на Синайском полуострове должны способствовать реализации этих задач. В данном случае для египетского руководства крайне важными будут итоги палестино-израильских переговоров в Каире.

Наблюдается укрепление тенденции на изменение баланса сил во внутрипалестинских делах. Поражение региональных спонсоров «Братьев мусульман» и схожих во взглядах сирийских оппозиционеров из Сирийской национальной коалиции нашло отражение и в палестино-израильском вопросе. 

Линия на поддержку Хамас дает его спонсорам все меньшую отдачу. 

Наметившееся год назад падение авторитета Махмуда Аббаса под нажимом Дохи сменилось целой серией внутренних и внешнеполитических побед главы ПНА. Его авторитет заметно укрепился и ко-спонсоры Ближневосточного урегулирования все больше склоняются к необходимости сделать Аббаса единственным официальным представителем палестинского народа, проживающего на обеих палестинских территориях.  

Вместе с тем снижение политического влияния Хамас не означает улучшение ситуации. Ослабление политического крыла движения будет способствовать возвышению его боевых частей, а также других террористических группировок на территории Газы. В итоге такое развитие событий способно привести к эскалации насилия и деградации ситуации в области безопасности в Секторе и приграничных территориях, что создаст дополнительные угрозы для Израиля и Египта. Текущий переговорный процесс должен учитывать необходимость выбрать меньшее из двух зол. Так, ослабление Катара и поддерживаемой им Сирийской свободной армии способствовало смещению акцентов в пользу террористических группировок, росту насилия и выделению фронта «ан-Нусра» и Исламского государства Ирака и Леванта в качестве самостоятельных полноценных трансграничных игроков.

Конфликт в Газе также подчеркнул стратегическую и тактическую слабость текущей региональной политики США. С одной стороны, американцы, главный спонсор урегулирования, имели предложение Саудовской Аравии и Египта, отношения которых с администрацией Барака Обамы и лично американским президентом серьезно осложнились за последний год. С другой – Израиль – еще одного традиционного регионального партнера, охлаждение отношений с которым также достигло критической точки. С третьей стороны, в американской колоде, по мнению администрации Обамы, был козырь в лице «нового» партнера, Катара, контролирующего Хамас. 

На деле оказалось, что Вашингтон, потеряв многие рычаги давления на традиционных партнеров, не смог обуздать и крошечного сателлита, все вооруженные силы которого фактически составляет американская военная база Аль-Удейд в ста километрах от Дохи. 

Вместо того, чтобы через Катар попытаться заставить Машааля сократить список условий и занять более скромную позицию на переговорах, американцы вновь заняли выжидательную позицию и предпочли реагировать на текущие изменения. В результате статус американцев на палестино-израильском треке неизбежно падает. В целом данная ситуация характеризует общее положение США в регионе. Отсутствие четкой стратегии и плана действий, реагирование вместо взвешенных инициатив – главные черты поведения Вашингтона на Ближнем Востоке в период «Арабского пробуждения». 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «»

6 октября 2016 | 23:25

Дебаты кандидатов в вице-президенты США закончились победой республиканцев

4 октября в США в рамках предвыборной президентской кампании состоялись дебаты между кандидатами в вице-президенты. По данным опросов победу на них одержал республиканец Майкл Пенс. Ход дискуссии позволяет сделать вывод, что команда Трампа учла ошибки первых дебатов и сделала ставку на последовательную демонстрацию ошибок бывшего госсекретаря.

1 сентября 2014 | 22:34

Анатоль Ливен о российских либералах и курсе России на "вестернизацию"

Анатоль Ливен об условиях успеха курса на «вестернизацию» в государствах Восточной Европы и Прибалтики и о том, какие результаты даст этот курс в России. 

28 января 2015 | 13:25

Интрига президентских выборов в Нигерии

Нигерия – это флагман регионального интеграционного объединения ЭКОВАС и по большому счету претендент на лидерство на всем континенте. Множество этнических и религиозных конфликтов внутри страны и вокруг нее по мере возможностей сдерживаются сильной федеральной властью. Поэтому политическая нестабильность в Нигерии непредсказуема по последствиям в региональном масштабе.

30 августа 2016 | 19:00

Исторические истоки поведения России

Современная внешняя политика России является закономерным продолжением её традиционных геополитических устремлений. Начиная с XVI века российские правители следовали определенному набору правил и установок, благодаря которым их государство заняло свое место в системе международных отношений. О том, как формировались эти установки, рассуждает американский эксперт Том Грэм.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова