Дмитрий Суслов
Унаследованная от предыдущей холодной войны и периода после ее завершения система контроля над вооружениями продолжает разрушаться. На днях США официально поставили вопрос о своем возможном выходе из двустороннего российско-американского Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности от 1987 г., запрещающем баллистические и крылатые ракеты радиусом действия от 500 до 5500 км. наземного базирования, в практическую плоскость.
ПРЕМИУМ
17 мая 2018 | 12:44

Договор РСМД и будущее стратегической стабильности

Унаследованная от предыдущей «холодной войны» и периода после ее завершения система контроля над вооружениями продолжает разрушаться. На днях США официально поставили вопрос о своем возможном выходе из двустороннего российско-американского Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) от 1987 г., запрещающем баллистические и крылатые ракеты радиусом действия от 500 до 5500 км. наземного базирования, в практическую плоскость.

Комитет по делам вооруженных сил Палаты представителей Конгресса США принял с подачи республиканского большинства поправку к закону об оборонном бюджете на следующий год, в соответствии с которой Вашингтон будет рассматривать этот договор утратившим силу в случае, если администрация Трампа не представит доказательства его полного соблюдения российской стороной. Учитывая, что США официально обвиняют Россию в его нарушении с 2014 г., а администрация Трампа поставила данный вопрос гораздо более жестко и не только ввела санкции за якобы нарушение РФ этого договора, но и заговорила об «ответных мерах» военного характера, вероятность того, что Белый дом резко поменяет свое отношение и заявит об отсутствии каких-либо претензий к России к ДРСМД, нулевая. То есть в случае, если данная поправка войдет в финальный вариант закона о военном бюджете США (предстоят еще рассмотрения на уровне Палаты представителей в целом и Сената), и этот вариант будет пописан президентом Трампом, то к началу 2020 г. ДРСМД фактически прекратит свое существование. США или объявят о своем одностороннем выходе из договора (в его тексте предусмотрена необходимость уведомления за шесть месяцев до выхода), или просто не будут считать себя связанными его обязательствами (в этом случае он формально продолжит действовать, но де-факто потеряет смысл).

Внешне эта инициатива – игра в «злого и доброго полицейского», причем «добрым» в данном случае, как это ни странно, выступает администрация Трампа. Официально она в лице министра обороны Мэттиса и других руководителей продолжает выступать за сохранение договора даже несмотря на обвинения в адрес России в его нарушении. Эта позиция была подтверждена в представленной в начале года новой ядерной доктрине США. Там говорится об их намерении отвечать на то, что в Вашингтоне считают целым комплексом военных, в то числе ядерных, угроз, исходящих из России, включая якобы нарушение ей ДРСМД, мерами, не нарушающими договор. А именно, созданием и развертыванием крылатых и баллистических ракет морского базирования, которые этим договором не покрываются, с ядерными боеголовками «малой разрушительной силы». Данная мера аргументы в пользу ее принятия сами по себе чреваты новой гонкой вооружений, понижением порога применения ядерного оружия, новым военным кризисом по типу ракетного кризиса в Европе 1983 г. (который, собственно, и подтолкнул стороны в дальнейшем к полной ликвидации наземных ракет средней и меньшей дальности) и даже непредумышленным прямым военным столкновением, но букву РСМД, действительно, не нарушает.

Возможно, США и вправду хотят послать России сигнал, что, несмотря на подтверждение в ядерной доктрине приверженности США ДРСМД, их выход из него вполне возможен, и тем самым принудить ее пойти на уступки. Но на деле это не очень правдоподобно. Москва уже много раз недвусмысленно давала понять, что считает американские обвинения безосновательными и ни на какие односторонние уступки не пойдет. Никаких серьезных переговоров по данному договору со времени публикации новой ядерной доктрины США не было и, скорее всего, не будет. В этой связи данный шаг, скорее всего, отражает действительную подготовку к выходу США из ДРСМД – при создании видимости того, что инициатива исходит не от администрации и при сохранении видимости того, что они оставляют дверь для переговоров открытой до самого конца.

Действительно, обвинения США и Россией друг друга в нарушении договора появились не вчера и хорошо известны. Вашингтон утверждает, что российская крылатая ракета наземного базирования 9М729, которая, как считают в Пентагоне, не только создана и испытана, но уже даже развернута, обладает дальностью свыше 500 км., то есть прямо нарушает договор. Москва это категорически отрицает и предъявляет США встречные обвинения. А именно, что США размещают в Европе (Румыния, Польша) такие пусковые установки для системы ПРО, в которые могут быть заряжены не только противоракеты SM-3, но и запрещенные ДРСМД наступательные крылатые ракеты. Кроме того, Россия утверждает, что использование США ракет-мишеней для испытания системы ПРО и все возрастающее применение беспилотных летательных аппаратов так же нарушает договор.

Все эти обвинения можно было бы легко снять с помощью полноценных переговоров России и США о ДРСМД, результатом которых могла бы стать в том числе его адаптация, возможность которой в тексте договора предусмотрена. Например, можно было бы ограничить его зону его действия европейским театром при разрешении размещения ракет средней и меньшей дальности в других регионах, где для этого есть объективная целесообразность.

Однако именно эту возможность проведения полноценных переговоров данная поправка и перечеркивает: она требует от администрации или подтвердить выполнение Россией договора в нынешнем виде, или признать его недействительным и ничего не говорит о возможности его адаптации. Кроме того, вероятность, что Россия и США успеют провести и успешно завершить гипотетические переговоры об адаптации ДРСМД до конца следующего года, крайне мала. Сегодня из-за продолжающегося Russiagate Белый дом не может себе позволить вообще никаких переговоров с Россией по чувствительным вопросам, в том числе ДРСМД. Изменится ли ситуация к лучшему после промежуточных выборов в Конгресс в ноябре этого года, пока не ясно. Если победу на них одержат демократы, то она, скорее, ухудшится.

Официальная позиция России заключается в том, что она к разрушению ДРСМД готова и не будет рассматривать его как неприемлемое ухудшение своей безопасности. Как заявил Владимир Путин 19 октября 2017 г. на ежегодном заседании Валдайского клуба в Сочи, если США выйдут из этого договора, то российский ответ будет «мгновенным и зеркальным». Это как минимум означает, что Москва не будет в этом вопросе бегать за Вашингтоном в качестве просителя и уж точно не поддастся на ультиматумы. Большое влияние на эволюцию американской позиции оказало и послание Владимира Путина к Федеральному собранию 1 марта года. Продемонстрировав новейшие и не имеющие аналогов в мире, в том числе в США, стратегические вооружения, президент четко дал понять, что Москва не боится новой гонки вооружений с США и не допустит получения ими стратегического военного превосходства ни при каких обстоятельствах, в том числе разрушения договора об РСМД.

Учитывая очевидную невозможность превращения вопроса о ДРСМД в очередную громкую победу администрации Трампа посредством зримых уступок со стороны Москвы, в Вашингтоне, судя по всему, приходят к выводу о нецелесообразности сохранения этого договора в принципе. Верх берут соображения о необходимости обеспечить себе свободу рук по части ракет средней и меньшей дальности в новых стратегических условиях, которые помимо новой холодной войны с Россией включают усиление конфронтации США с Китаем, в том числе в военной сфере. При том, что КНР в ДРСМД не участвует и наращивает соответствующий арсенал.

Насколько разрушение этого договора опасно и нужно ли прилагать усилия для его спасения во что бы то ни стало?

С одной стороны, он действительно не соответствует новой военно-стратегической обстановке в мире. Во-первых, ни на минуту не прекращалось совершенствование и наращивание ракет средней и меньшей дальности морского и воздушного базирования, которые этим договором не ограничены. На их фоне наличие или отсутствие ракет наземного базирования не сильно меняет общий военный баланс. Во-вторых, стратегическая стабильность сегодня, в отличие от прошлой холодной войны, стала многополярной, и двусторонние российско-американские договоры по контролю над вооружениями ей уже не соответствуют. Третьи страны активно наращивают как оружие массового поражения, в том числе ядерное, так и средства его доставки. В-третьих, появились и приобретают все большую важность новые способы нанесения друг другу неприемлемого ущерба и, соответственно, области военного соперничества великих держав в XXI веке. Это, прежде всего, киберсредства и высокоточные вооружения в неядерном оснащении, которые, в отличие от ядерных вооружений и РСМД, вообще не ограничены какими-либо правилами и режимами. На их фоне ДРСМД может выглядеть как запрет «греческого огня» в условиях, когда войны уже давно ведутся с помощью огнестрельного оружия.

В этой связи сам по себе отказ от договора РСМД не нанесет большого удара по и без того сильно изменившейся стратегической стабильности. Большая же гибкость в обладании как Россией, так и США ракетами средней и меньшей дальности в нынешних условиях, действительно, объективно востребована.

С другой стороны, устаревание прежнего понимания стратегической стабильности и отмирание прежних режимов контроля над вооружениями, включая ДРСМД, сегодня не компенсируется ничем другим. И именно в этом представляется главная опасность разрушения данного договора. В отсутствие полноценных российско-американских переговоров о выработке новой концепции международной стратегической стабильности и новых режимов контроля над вооружениями, в том числе кибер и высокоточными, просто отказ от ДРСМД обрушит остатки прежних режимов и создаст в российско-американских отношениях вакуум по части правил игры в военной сфере. С большой вероятностью произойдет обрушение договора СНВ-3 от 2010 г. (про его продление на новый срок можно будет забыть) – главной опоры сохраняющейся системы контроля над ядерными вооружениями. А вместе с ним исчезнут последние реальные правила мониторинга в верификации, существенно понизится степень транспарентности по части вооружений и намерений России и США. Следовательно, усилится нестабильность, возрастет вероятность непредумышленного военного конфликта, которого не хотят ни в Москве, ни в Вашингтоне.

Российско-американские отношения носят остро конфронтационный характер и будут оставаться таковыми еще как минимум несколько лет, а то и десятилетий. Отсутствие в этих условиях каких-либо правил игры в военной сфере и транспарентности крайне опасно. Мы это проходили в начале прошлой холодной войны, и это закончилось Карибским кризисом 1962 года. Сегодня в условиях многополярности и кибервооружений военно-стратегическая обстановка несопоставимо более сложная и взрывоопасная, чем тогда.

В этой связи крайне важным представляется начать полномасштабные российско-американские переговоры о новой стратегической стабильности, возможно, с подключением в дальнейшем третьих стран, и уже в рамках этих переговорах решать, что из прежней системы контроля над вооружениями по-прежнему полезно, а что нет.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

27 мая 2015 | 23:00

Россия ужесточает позицию по украинскому долгу

Решения Верховной Рады о моратории на возвращение кредитов достаточно для того, чтобы потребовать досрочного взыскания этих долгов. Москва имела право потребовать выплаты долга уже тогда, когда отношение украинского госдолга к ВВП превысило 60%. Украинский уже госдолг перевалил отметку в 1,5 триллиона гривен и таким образом превысил 100% ВВП страны.

1 августа 2016 | 17:46

Том Грэм: российско-американские отношения при новом президенте США

В России считают, что вот стоит поправить пару моментов и все будет хорошо, но так не будет. Даже сотрудничество в Сирии не изменит фундаментальных проблем в отношениях. У нас скоро появится новый человек, и это произойдет быстрее, чем новый человек появится в России. Тогда откроется хотя бы узкое окно возможностей для улучшения отношений. Пока же администрация Обамы и Кремль должны сделать все, чтобы отношения не стали еще хуже, чем они сейчас, и это еще возможно.

31 декабря 2014 | 06:00

Главные события и тенденции 2014 года: аналитический обзор

2014 год показал, что грань между конфронтацией и сотрудничеством исчезающе мала. Пример отношений России и Украины это подтверждает, так же как и продолжающееся взаимодействие между Россией и США по ближневосточному вопросу, ядерной проблеме Ирана и Северной Корее.

27 марта 2015 | 23:00

Дайджест внешней политики США за неделю (21-26 марта)

США продолжают наблюдать за ситуацией в Афганистане, на Ближнем Востоке и на Украине. Основными событиями на этих направлениях стали визит афганского президента Ашрафа Гани и премьер-министра Абдуллы Абдуллы в Вашингтон и достижение по итогам переговоров с ними договоренностей о пребывании американских вооруженных сил в стран.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
2 апреля 2014 | 01:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова