Главным событием политической жизни США на прошедшей неделе стало традиционное ежегодное Обращение президента к нации, однако основные внешнеполитические ориентиры Вашингтона на ближайший год были обозначены на следующий день заместителем советника по национальной безопасности. Инцидент с задержанием американских военных стражами исламской революции в территориальных водах Ирана был использован Администрацией как иллюстрация успехов в американо-иранских отношениях, а Конгрессом – как очередной повод для критики Белого дома. Поимка мексиканского наркобарона при американо-мексиканском сотрудничестве стимулировала возобновление взаимодействия между двумя странами.
ПРЕМИУМ
15 января 2016 | 23:01

Дайджест внешней политики США за неделю (8-14 января)

1. Несмотря на то что в центре внимания на этой неделе было Обращение президента к нации, наиболее содержательным, с точки зрения изложения позиции Вашингтона по целому спектру внешнеполитических проблем, стал состоявшийся на следующий день брифинг заместителя советника по национальный безопасности.

2. Быстрое разрешение инцидента с арестом американских военных стражами исламской революции было представлено Госдепартаментом как результат улучшенных за время работы над соглашением по иранской ядерной программе контактов. Однако такой оптимизм разделяют в США далеко не все.

3. История с поимкой мексиканского наркобарона в прошлую пятницу, при всей своей авантюрности, является показателем динамики американо-мексиканского сотрудничества в области внутренней безопасности, которое, заметно ухудшившись с приходом в Мексике нового президента, в последние месяцы вновь начинает налаживаться.

 

Внешнеполитическая повестка дня Барака Обамы на ближайший год

Всю прошедшую неделю американцы занимались подведением итогов последних семи лет и спорили о видении будущего США. Кульминацией дебатов стало Обращение к нации президента Барака Обамы.

Несмотря на то, что внешней политике было уделено довольно много внимания, заявления были ориентированы преимущественно на внутреннего потребителя, который должен был легко определить, в адрес каких неназванных американских политиков сыпались упреки в иммиграционной, экологической, оборонной, социальной и других областях жизни страны.

В этом смысле, с точки зрения понимания взглядов Администрации на международные дела, более содержательным стал брифинг Бена Родса, заместителя советника президента по национальной безопасности, для представителей иностранных СМИ, который, казалось, и был устроен для того, чтобы отделить эмоциональные высказывания президента от реальной политики страны. Так, Бен Родс сразу оговорился:

«Послушайте, что касается вчерашних комментариев, я думаю, честно говоря, их надо рассматривать в контексте политической риторики здесь, в США, которая, не всегда соответствует взглядам президента, и часто заглушает (официальную) позицию страны».

Повторив перечисленные накануне президентом достижения прошедшего года (договор по ядерной программе Ирана, соглашение в области экологии, Транс-тихоокеанское торговое партнерство, борьба с Эболой, налаживание отношений с Кубой), он сосредоточился на повестке дня на год грядущий.

Во-первых, «борьба с ИГ будет стоять на первом плане во всех внешнеполитических инициативах» США. В отношении самой военной операции Бен Родс лишь заявил о необходимости принять новую Авторизацию использования вооруженных сил, что, тем не менее, не будет означать незамедлительного начала наземной операции, но, скорее, должно послужить политическим сигналом. С одной стороны, этот сигнал будет говорить всему миру, что «(США) серьезно относятся к борьбе (с ИГ), не только президент, но и Конгресс, и обе партии». С другой – это необходимо, чтобы на законодательном уровне отразить отличие новой угрозы ИГ от старой – Аль-Каиды.

Отвечая на вопрос о политическом урегулировании в Сирии, Бен Родс выделил два принципиальных момента американского подхода. По мнению США, данный процесс обязательно должен иметь эндогенную природу:

«Мы не собираемся сами выбирать переговорщиков, но сделаем все возможное, чтобы усадить представителей оппозиции в одной комнате, чтобы они сами определили, кто будет их представлять».

Вторая касается судьбы сирийского президента:

«Нам не удастся добиться успеха, если одним из пунктов политического  процесса не будет четко прописана необходимость ухода Асада. Мы уже говорили, что это не должно произойти в самом начале… Невозможно сегодня указать, точный момент времени, но, как мы все время говорим России и Ирану, это необходимо, поскольку без (этого условия) оппозиция и другие вовлеченные страны просто не поддержат (данный процесс)».

Во-вторых, Барак Обама планирует уделить много внимания Азиатско-Тихоокеанскому региону. Бен Родс заметил:

«Я думаю, вы сами увидите, что президент посвятит много времени данному направлению, поскольку он считает, что одним из его самых важных достижений станет позиционирование США в АТР, как с экономической точки зрения (посредством ТТП и двусторонних связей), так и политической, посредством контактов на самом высшем уровне, для выстраивания международной архитектуры региона – АТЭС, АСЕАН, ВАС. Мы бы хотели, чтобы следующему президенту достались Соединенные Штаты с более прочными позициями в АТР».

Подробно он остановился и на американо-китайских отношениях, где «сочетаются элементы сотрудничества и соперничества». В экономической сфере на фоне успеха ТТП США планируют продолжать работу над двусторонним инвестиционным договором с Китаем. В сфере безопасности, углубляя военное сотрудничество с региональными партнерами и поддерживая принцип свободы судоходства, Вашингтон, тем не менее, будет поддерживать составление универсальных правил поведения в случае непредвиденных ситуаций, которые позволили бы избегать эскалации и конфликтов.

В-третьих, в предстоящем году Бен Родс предсказал многочисленные визиты президента в Европу. Помимо вопроса экономического восстановления ЕС (где США не собираются навязывать свою точку зрения, но готовы оказать посильную помощь), многих журналистов интересовал предстоящий саммит НАТО в Польше и проблема дальнейшего расширения Альянса. Бен Родс довольно четко дал понять, что в планы Вашингтона не входит в ближайшее время прием новых членов:

«Как вы видели в случае с Черногорией, должно пройти несколько лет, прежде чем страна сможет соответствовать требованиям для вступления в НАТО».

При этом он заметил, что любые подобные решения будут приниматься без оглядки на Россию, однако с учетом принципа укрепления Трансатлантической безопасности.

Наконец, не осталась без внимания и тема отношений с Россией, где, впрочем, Бен Родс повторил не раз озвученные Вашингтоном тезисы. Санкции были необходимы, поскольку «стабильность международного порядка зависит от существования адекватного наказания нарушителей основополагающих принципов». При этом они завязаны исключительно на прогресс мирного процесса на Украине, и как только «украинцы, сепаратисты и русские выполнят взятые на себя обязательства (в рамках Минских соглашений), (США) конечно же, будут готовы их отменить». Сотрудничество в других областях будет зависеть от конструктивности позиции Москвы. Другими словами, Вашингтон не хочет допускать, чтобы ухудшение отношений из-за Украины сказалось на тех областях, где интересы двух стран совпадают.

Кроме этого, Бен Родс неоднократно повторил, что Россия не должна рассматривать действия США как автоматически враждебные. Особенно это важно в отношении американских планов по укреплению системы ПРО в Европе. Этот вопрос, болезненный для Москвы, Вашингтон готов обсуждать и будет рад предоставить все имеющиеся доказательства необходимости данного шага в свете угрозы со стороны Северной Кореи и Ирана («который, между прочим, продолжает испытания баллистических ракет»).

Инцидент в Персидском заливе

После Обращения к нации политические оппоненты президента сосредоточили свою критику не на том, что было сказано, а на том, о чем президент умолчал. В первую очередь всеобщее внимание привлекло отсутствие какого-либо намека на произошедший за несколько часов до выступления инцидент в Персидском заливе, где два американских судна, направляясь из Кувейта в Бахрейн, нарушили территориальные воды Ирана, в результате чего были задержаны стражами исламской революции.

Новость быстро была подхвачена СМИ, которые заговорили о возможной задержке или переносе Обращения президента. Сенатор Кори Гарднер, республиканец из Колорадо, озвучил всеобщие ожидания:

«Белому дому необходимо незамедлительно изложить членам Конгресса детали произошедшего. Даже если для этого потребуется задержать начало (речи)».

Однако вскоре выступил Джон Керри, пообещав скорейшее возвращение американских матросов, а в 9:10 вечера, как и планировалось, Барак Обама уже стоял за трибуной, готовясь, среди прочего, говорить о прорыве в американо-иранских отношениях. Не удивительно, что сразу после окончания выступления сенатор из Аризоны Джон Маккейн заявил:

«Десять американских матросов  задержаны в Иране. А президент Обама даже не упомянул об этом последнем случае из длинной череды провокационных действий Ирана, чтобы не нарушать сочиненную им сказку про сделку с Ираном».

Инцидент, действительно, был улажен менее чем за сутки, обращение с пленными, как заявил Госдепартамент, соответствовало международным нормам, а сами матросы «на рассвете» были переданы американским силам. Однако данная новость в США попала на «плодородную почву».

Дело в том, что в последнее время широко распространилось мнение о том, что Администрация, не желая подрывать выполнение договора, готова закрывать глаза на некоторые, откровенно конфронтационные, действия Ирана.

В частности, активно обсуждалась новость о том, что американское Казначейство 30 декабря известило ряд конгрессменов о введении санкций в ответ на испытания Ираном баллистических ракет в октябре-ноябре, однако уже через несколько часов Администрация сообщила о «бессрочном переносе» даты вступления санкций в силу.

Госдепартамент, в свою очередь представил инцидент с моряками как пример высокого уровня американо-иранских отношений. Если Джон Керри позволил себе только намекнуть («Думаю, вы легко можете себе представить, чем бы закончилась подобная ситуация три-четыре года назад»), то на закрытом брифинге представитель внешнеполитического ведомства был более откровенен:

«Тот факт, что все было решено мирно, эффективно и быстро, говорит о важности использования тех дипломатических контактов, которые были наработаны за время обсуждения ядерной программы».

В США многие скептически отнеслись к подобному оптимизму руководства страны. С одной стороны, инцидент продемонстрировал не столько высокий уровень отношений, сколько желание обеих сторон не сорвать начало выполнения соглашения, что, по словам Керри, должно произойти со дня на день. С другой – Марк Дубовиц, сотрудник вашингтонского Фонда защиты демократий, обратил внимание на то, что у США наработаны контакты с иранским президентом и министром иностранных дел, а моряков арестовали стражи революции, в ведении которых находится и ядерная программа.

«На мой взгляд, таким образом стражи революции хотят показать Обаме и Рухани, что они здесь главные. Сделка заключалась с Рухани и Зарифом, однако именно стражи революции будут диктовать условия и определять ее выполнение».

Сотрудничество США и Мексики в области безопасности

Арест в пятницу мексиканского наркобарона Хоакина Гусмана, больше известного как Эль Чапо, и последовавший за этим запрос США на его экстрадицию заставили наблюдателей обратить внимание на динамику американо-мексиканского сотрудничества в области безопасности. До сих пор оно осуществлялось в рамках т.н. «Инициативы Мерида» 2008 года, которая предполагала не только выделение 2,5 миллиардов долларов на борьбу с наркокартелями, но и активное сотрудничество между американскими и мексиканскими силами внутренней безопасности.

Однако избранный в 2012 году на пост президента Мексики Энрике Пенья Ньето, продвигающий националистическую повестку дня, занялся пересмотром столь тесного сотрудничества. Представители американского руководства живописно описали настроения, царившие в высших политических кругах Мексики того времени: «В некотором роде, можно сказать, что (новое мексиканское правительство) пришло в ужас. Наверняка, они между собой говорили: "Эти американцы действительно повсюду. Они не только забрались в наши спальни, но уже роются в нашем белье".»

Пенья Ньето тогда потребовал, чтобы любое сотрудничество с США осуществлялось централизованно, закрыл ряд программ в рамках «Инициативы», запретил местным чиновникам пользоваться американскими базами данных по нелегальной торговле оружием (хотя 70% конфискуемого в Мексике незаконного огнестрельного оружия привозится из США), а также в два раза сократил количество случаев экстрадиции преступников в США.

Ситуацию изменил, как это ни странно, Эль Чапо, а точнее его второй за время президентства Пенья Ньето побег из мексиканской тюрьмы в июле 2015 года. На фоне возросшего уровня преступности, требований бизнеса навести порядок и обвинений в адрес полиции в связях с наркобизнесом этот побег, больше похожий на сюжет голливудского фильма, стал последней каплей. После некоторого периода молчания мексиканцы согласились принять предложенную США помощь в его поимке. Были восстановлены практически утерянные каналы обмена секретной информацией, что, в итоге, привело к событиям прошедшей пятницы, когда Эль Чапо был вновь взят под стражу. Если до сих пор на многочисленные попытки Вашингтона экстрадировать его в США Мексика под различными предлогами отвечала отказом, то в этот раз уже на следующий день было объявлено о начале процесса экстрадиции.

То, что изменения настроений не ограничатся поимкой Эль Чапо, продемонстрировал визит мексиканского президента в Вашингтон 6 января, в ходе которого Барак Обама воздержался, вопреки многочисленным требованиям правозащитных организаций, от публичной критики в адрес своего коллеги, а Пенья Ньето со словами благодарности принял предложение США стать «другом и соратником Мексики в ее усилиях по борьбе с проклятием наркокартелей».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

12 марта 2015 | 08:03

Не в службу, а в дружбу: Отношения Лондона и Вашингтона перестают быть особыми

Было бы наивно ожидать, что однажды передовицы газет займет новость об отказе Великобритании и США от особых отношений. Скорее всего, это будет медленный развод с постепенным сокращением уровня сотрудничества. Достаточно обратиться к истории распада Британской империи, чтобы понять: Лондон умеет делать это изящно, чтобы ни у одной из сторон не осталось горького осадка.

26 марта 2014 | 11:22

Энергетика Балтийских государств и влияние России

Энергетический рынок Прибалтийских стран - Латвии, Литвы и Эстонии - явно политизирован. В регионе дефицит энергоресурсов и генерирующих мощностей, но сотрудничество с Россией, несмотря на выгоду, воспринимается как зависимость. Стремление устранить “российскую угрозу” ставит вопрос о цене, которую страны Прибалтики готовы заплатить.

20 марта 2014 | 17:02

Российско-турецкое сближение и его международные последствия

С начала 2000-х годов российско-турецкие отношения развиваются стремительно. Основой двустороннего сотрудничества является экономика. Российско-турецкое сближение усиливается и это начинает влиять на региональную ситуацию на Кавказе и в бассейне Черного моря.

2 ноября 2016 | 23:14

ФБР сокращает разрыв между Клинтон и Трампом

За 10 дней до выборов президента США директор ФБР Джеймс Коми заявил о возобновлении расследования "дела о переписке" Хиллари Клинтон. Причиной этого стали новые материалы, найденные у супруга бывшей помощницы кандидата от демократов. Дональд Трамп почти догнал по рейтингам свою соперницу, однако для решающего перевеса у республиканцев может не хватить времени.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова