Одной из наиболее актуальных внешнеполитических тем, обсуждавшихся на прошедшей неделе в Вашингтоне, стал вопрос о законодательной основе применения США силы в Ираке и Сирии в борьбе с ИГ. По прошествии года с начала беспорядков в городе Фергюсон американские власти по-прежнему пытаются выявить глубинные причины этого явления, а также найти решение проблемы поведения правоохранительных органов в отношении афроамериканских общин - между тем, беспорядки возобновились. Американские СМИ на этой неделе подчеркивали склонность Госдепартамента к смягчению напряженности в отношениях с Россией, между тем, Пентагон и экспертное сообщество настойчиво повторяют тезис о Москве как главной угрозе безопасности США и Европы.
ПРЕМИУМ
14 августа 2015 | 14:29

Дайджест внешней политики США за неделю (7 - 14 августа)

1. Через год после начала военной операции против ИГ в США вновь обращают внимание на отсутствие прочной законодательной базы для ведения боевых действий. Хотя законопроект о Полномочиях по использованию вооруженных сил в борьбе против ИГ и находится в Конгрессе с февраля, законодатели в силу ряда причин не торопятся ставить его на повестку дня.

2. Новые беспорядки в городе Фергюсон, несмотря на схожесть с событиями прошлого года, когда подавляющее большинство политиков встали на сторону протестующих, в этот раз, по всеобщему убеждению, начались по вине провокаторов, специально приехавших в город. Тем не менее, исследователи пытаются найти глубинные причины подобного поведения представителей афроамериканских общин.

3. На фоне всеобщей обеспокоенности Запада по поводу возобновления боевых действий на востоке Украины, основной упрек Госдепартамента в адрес Москвы во время телефонного разговора между Керри и Лавровым, тем не менее, касался нарушения Россией санкционного режима против Ирана. Однако, выразив обеспокоенность этими вопросами, госсекретарь быстро перешел к обсуждению ситуации в Сирии, где, по сообщениям «Нью-Йорк Таймз», США сознательно отдают инициативу Кремлю.

 

Законодательная основа действий США в Ираке и Сирии

Спустя год после начала бомбардировок Исламского государства в Ираке и позже в Сирии вновь на повестку дня вернулся вопрос о законодательной основе действий США. До сих пор президент опирался на закон о Полномочиях по использованию вооруженных сил 2001 года (легализовавший начало операции в Афганистане), аналогичный документ 2002 года уже в отношении Ирака, а также на вторую статью Конституции США, в которой речь идет о полномочиях президента как верховного главнокомандующего.

Хотя право объявлять войну принадлежит Конгрессу, а президент может использовать по своему усмотрению армию лишь для защиты от внезапных нападений, со времен Вьетнамской войны данная статья трактуется в широком смысле, и подразумевает, по мнению Белого дома, возможность использования силы для защиты американских интересов.

Последнее обстоятельство особенно важно и вызывает больше всего противоречий в связи с недавним заявлением Пентагона о том, что отныне США будут защищать свои «активы» - сирийских повстанцев, обучаемых и снаряжаемых США, - в том числе и от нападений со стороны сирийского правительства.

«Если сирийское правительство нападет на сирийских боевиков, которых мы обучали и снаряжали в рамках борьбы с ИГ, президент имеет полномочия согласно второй статье конституции защищать этих боевиков», - прокомментировал ситуацию представитель Администрации на условиях анонимности в интервью новостному агентству «Хилл».

При этом Пентагон отказывается называть конкретные организации сирийских повстанцев, которые он планирует защищать. Профессор юриспруденции в Американском университете Стивен Владек предупреждает об опасности создания подобного прецедента:

«Апелляция ко второй статье вызывает массу вопросов. Следуя этой логике, любой человек или военное оборудование, используемое какой-либо стороной конфликта, с которой мы сотрудничаем, ни с того ни с сего подпадает под вторую статью. Так не должно быть».

На необоснованность использования второй статьи указывает и тот факт, что еще в начале июля генерал Джозеф Данфорд на слушании сенатского комитета по вооруженным силам заявил:

«Насколько я понимаю, на сегодняшний момент у нас нет законодательных полномочий преследовать режим Башара Асада. Кроме того, политика Администрации заключается в том, чтобы не вести боевых действий против режима Асада».

Не менее противоречивым является и использование законов от 2001 и 2002 годов о Полномочиях по использованию вооруженных сил. За последний год позиция Администрации в этом вопросе не раз менялась. Когда началась бомбардировка позиций ИГ в августе 2014 года, Барак Обама отмечал, что ему не требуется разрешения Конгресса, поскольку ИГ является преемником Аль-Каиды, а значит, положения законов 2001 и 2002 года распространяются и на борьбу с Исламским государством. Тем не менее, по мере того, как все больше официальных лиц стали говорить о различиях между ИГИЛ и Аль-Каидой, а также под все возрастающим давлением со стороны Конгресса в начале 2015 года Администрация изменила свою позицию и в феврале обратилась к законодателям с просьбой авторизовать использование вооруженных сил в борьбе с ИГ. С тех пор, по словам сенатора Тима Кайна (демократа из Вирджинии), наиболее активного сторонника принятия нового закона, «в общей сложности обсуждение данного вопроса не превысило и полутора часов».

Глава сенатского комитета по международным делам республиканец Боб Коркер не скрывает, что не хочет начинать дебаты, не будучи уверенным, что данная инициатива получит межпартийную поддержку. Однако на сегодняшний момент это маловероятно. Демократов не устраивает отсутствие в тексте законопроекта четких географических и временных границ для операции, а также распространение полномочий на борьбу с силами, «аффилированными» с ИГ, что, по их мнению, может втянуть США в очередную войну на Ближнем Востоке. Республиканцы, напротив, считают, что новый закон ограничивает президента в выборе средств ведения войны, что может сказаться на эффективности военной кампании.

Другая проблема заключается в том, что принятие закона автоматически будет означать, что все это время бомбардировки в Ираке и Сирии велись незаконно, а значит, приведет к вопросу о превышении президентом своих полномочий, что может повлечь за собой судебные разбирательства в отношении Барака Обамы.

Наконец, вялость Конгресса в данном вопросе объясняется нежеланием брать на себя ответственность за то, что происходит в Ираке и Сирии.

Их вполне устраивает сегодняшнее положение дел, когда президент год назад фактически взял на себя полную ответственность за проведение операции, и, в результате чего, сделал себя легкой мишенью для упреков в неудачах.

Наиболее красочно сложившуюся ситуацию иллюстрирует брифинг Госдепартамента 4 августа, когда на вопрос о законодательных основаниях американской операции в Сирии пресс-секретарь искренне ответил:

«Честно говоря, я понятия не имею, какие у нас есть легальные полномочия. Что я знаю, так это то, что мы ведем боевые действия в зоне Сирии, где вообще не применяются никакие законы».

Возобновление беспорядков в Фергюсоне

На этой неделе в США отмечали еще одну годовщину: 9 августа 2014 года в городе Фергюсон, штат Миссури, полицейским был убит чернокожий подросток Майкл Браун. Незаконность действий полицейского и его безнаказанность (в ноябре ему был вынесен оправдательный приговор), привели к масштабным протестам, прокатившимся по всей стране. В Фергюсоне, а позже, после аналогичного инцидента, в Балтиморе, штат Мэриленд, беспорядки приняли особо острый характер, вынудив местные власти ввести чрезвычайное положение.

На этой неделе события развивались по схожему сценарию. В воскресенье в Фергюсоне ситуация стала накаляться после того, как несколько человек незаконно проникли в магазин. Начавшаяся вскоре перестрелка привела к тому, что чернокожий юноша Тайрон Харрис оказался в больнице в тяжелом состоянии с огнестрельными ранениями. Опасаясь повторения прошлогодней ситуации, когда демонстрации в городе превратились в погромы, полиция пресекала любые случаи неподчинения. В понедельник было задержано более пятидесяти человек, препятствующих, по словам властей, свободному входу в здание федерального суда. Позже еще 60 протестантов были взяты под арест в связи с блокированием автострады на 30 минут. Уже ночью начались аресты в районе Вест Флориссант Авеню – наиболее пострадавшем от прошлогоднего вандализма. Наконец, власти города вновь ввели чрезвычайное положение, расширив, таким образом, полномочия полиции по подавлению беспорядков.

Наблюдатели отмечают, что на этот раз многие город был наводнен приезжими, некоторые из которых были вооружены. Один из лидеров протестующих отмечал:

«Совершенно очевидно, что некоторые из них прибыли сюда не для того, чтобы участвовать в протестах. У них были свои планы».

Отдельным раздражителем стало присутствие тяжеловооруженных людей из т.н. организации «Хранители клятвы», которая называет себя неаффилированной ассоциацией действующих солдат и ветеранов американской армии и полиции, стремящихся защитить Конституцию. По их собственным заявлениям, они прибыли для охраны журналистов консервативного портала infowars.com, что впоследствии было опровергнуто самими журналистами.

Ряд политиков, в прошлом году поддержавшие демонстрантов, в этот раз выступили на стороне полиции. Представитель городской управы, лично присутствовавший при начале перестрелки, заявил:

«Судя по тому, что я лично видел, слышал и чувствовал, находясь там, это началось не по инициативе полицейских. Это было столкновение с применением насилия, распространившееся затем на всю улицу».

Как бы то ни было, события этого года в Фергюсоне демонстрируют, что усилия американских властей направленные на решение проблемы поведения правоохранительных органов в районах, населенных преимущественно афроамериканцами, не дали результата.

Некоторые посчитали, что выходом из ситуации может стать введение нательных камер, которые записывали бы исполнение полицейскими своих обязанностей. Однако данная мера была осуществлена лишь частично, поскольку местные власти в и без того бедных районах не нашли лишних средств.

Кроме того, многие полагают, что данная мера будет безрезультатна до тех пор, пока не будут устранены более глубокие причины, приведшие к протестам. Среди них называют скатывание США к полицейскому государству, с зашкаливающим уровнем заключенных, тотальной слежкой за собственным населением и расширенными полномочиями полиции. Другие же видят основную проблему в социальной обособленности жителей таких районов, которые, не имея надежд на будущее, выбирают насильственные методы проявления своего несогласия.

Динамика отношений России и США

Сообщения ОБСЕ об активизации военных действий на востоке Украины на этой неделе стали темой телефонного разговора американского госсекретаря Джона Керри и с его российским коллегой Сергеем Лавровым. Тем не менее, после обычного «выражения глубокой озабоченности» и призывов к выполнению Минских соглашений глава внешнеполитического ведомства США перешел к обсуждению вариантов политического урегулирования в Сирии.

В этой связи нельзя не обратить внимания на то, что газета «Нью-Йорк Таймз» на это неделе, несмотря на некоторые оговорки, в целом неожиданно позитивно охарактеризовала растущее сотрудничество между Россией и США в этом вопросе. Автор статьи Энн Бернард отметила взаимные уступки всех сторон (не только США и России, но и, например, Саудовской Аравии). В подтверждение этой мысли она привела слова Эмиля Хокаема, эксперта по Ближнему Востоку из Международного института стратегических исследований:

«Соединенные Штаты предоставляют России право руководить процессом, поскольку они предпочитают не иметь с этим дела. Ведь, именно США в большей степени приблизились к позиции России по поводу режима Асада».

Другой темой разговора Лаврова и Керри стал предполагаемый визит иранского генерала Казема Сулеймани в Россию в июле, что в случае подтверждения, будет означать, что Россия нарушила режим санкций, действующий, в том числе, и персонально против данного генерала.

Учитывая, с каким трудом пресс-секретарь Госдепартамента пытался сформулировать позицию США по этому вопросу (в один момент у него даже вырвалось предупреждении самому себе: «Здесь осторожнее, чтобы не сбиться».), говорит о том, что нагнетание обстановки по этому поводу не входит в планы американского внешнеполитического ведомства.

Однако время для распространения этой новости агентством «Фокс Ньюз» было выбрано как нельзя лучше. В преддверие месячных каникул Конгресса, во время которых ожидается усиление лоббистской деятельности вокруг иранской ядерной сделки, а по их окончании состоится голосование, новость о пренебрежении Москвой международными санкциями, скорее, является ударом по Администрации президента, презентующей соглашение как результат успешного сотрудничества ведущих мировых держав.

Наконец, в то время как в Вашингтоне очередной представитель Пентагона (на этот раз генерал Рэймонд Одиерно) назвал Россию «самой опасной угрозой» для США, поскольку любой просчет на границе с НАТО может вынудить США выполнять Пятую статью, лондонские эксперты из научного центра «Сеть европейских лидеров» опубликовали доклад под названием «Готовимся к худшему: усиливают ли военные учения России и НАТО вероятность войны в Европе?». В нем они, как и американский генерал, выражают обеспокоенность по поводу случайных ошибок, вероятность которых возросла в связи с участившимися масштабными военными учениями обеих сторон. По их мнению, необходимо наладить военный диалог между западными странами и Россией, результатом которого должен стать новый договор по ограничению обычных вооружений в Европе.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

17 ноября 2014 | 09:00

Партнеры или соперники?

Саммит АТЭС, прошедший в Пекине 10-11 ноября, собрал глав 21 государства, в том числе троих наиболее влиятельных людей планеты по версии «Форбс» — Владимира Путина, Барака Обаму и Си Цзиньпина. Одной из ключевых тем саммита была судьба американо-китайских отношений. Обама намеревался напомнить коллегам об «азиатском повороте», заявленном в качестве приоритетной цели внешней политики США в 2012 году.

14 июня 2014 | 13:20

Йенс Столтенберг: профиль нового генерального секретаря НАТО

Выступив в поддержку кандидатуры Столтенберга, Вашингтон и его союзники в Европе дали понять Москве, что рассчитывают на продолжения ее диалога с Альянсом даже в условиях нарастающего кризиса отношений между Россией и Западом. 

5 декабря 2014 | 17:00

Еще более Южный поток

Энергетический альянс с Анкарой имеет долгосрочные последствия, свидетельствующие о важных переменах в европейской стратегии России. Москва больше не считает ЕС надежным партнером. Насколько возможно, Россия старается снизить риски и обезопасить свои интересы от влияния Брюсселя. Стимулом к этому послужило не только противодействие Еврокомиссии реализации «Южного потока», но и антироссийские санкции ЕС.

7 января 2016 | 19:59

Маркедонов: у Гарибашвили были успехи в отношениях с РФ

По мнению эксперта Российского совета по международным делам (РСМД), грузинское правительство не стремится ухудшать отношения с Россией или превращать их в инструмент укрепления прозападного курса. Какую идею вынашивала Москва и когда она стала актуальной? Об итогах грузино-российских отношений за 2015 год, а также об интересах Кремля к Тбилиси рассказал в эксклюзивном интервью агентству Sputnik Грузия Сергей Маркедонов.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова