Изложенный на прошедшей неделе министром обороны США проект военного бюджета на 2017 год вызвал неоднозначную реакцию, как в Конгрессе, так и в структуре самого Пентагона. Главными темами обсуждения на заседании сенатского комитета по международным делам стала проблема единства "западного лагеря" и "российской угрозы". С проблемами начавшийся международный переговорный процесс по Сирии на фоне разногласий всех непосредственных участников диалога и его спонсоров не сулит успехов в обозримой перспективе.
ПРЕМИУМ
5 февраля 2016 | 10:31

Дайджест внешней политики США за неделю (29 января-4 февраля)

1. В то время как некоторые детали проекта оборонного бюджета на 2017 год были с ликованием восприняты конгрессменами, другие вызывали недовольство не только среди республиканцев, но и самих сотрудников Пентагона.

2. Обсуждение трансатлантических отношений на заседании сенатского комитета по международным делам так или иначе развивалось вокруг одной темы – «российской угрозы». По мнению приглашенных экспертов, сегодня заметны трудности в поддержании единства «западного лагеря», для преодоления которых необходимо большее внимание к ЕС со стороны США.

3. Приостановка переговоров по Сирии, произошедшая по вине неподготовленных «стейкхолдеров» (по версии де Мистуры), России (по версии Вашингтона), «капризной» оппозиции (по версии Москвы), «хозяев координационного совета» (по версии Дамаска) и непрекращающихся бомбежек мирного населения (по версии оппозиции), дает время до 25 февраля всем заинтересованным сторонам сделать хотя бы небольшой шаг навстречу друг другу.

 

Планы Пентагона на военные расходы в 2017 году

Во вторник министр обороны Эш Картер с трибуны Экономического клуба в Вашингтоне изложил видение Пентагона на военные расходы в 2017 году. Данный проект военного бюджета станет частью бюджетного предложения администрации, который, как ожидается, будет представлен к рассмотрению президентом 9 февраля.

На 2017 год Пентагон, оставаясь основным потребителем бюджетных средств (около 50%),  запросил 582,7 млрд долл. (в 2016 году он получил 572,8 млрд долл.).

Эш Картер отметил, что при составлении бюджета его ведомство определило пять основных угроз безопасности: Россия, Китай («возвращающие на повестку дня вопрос противостояния великих держав»), Северная Корея, Иран и борьба с терроризмом.

В соответствии с этим и определялось финансирование соответствующих направлений.

Расходы на поддержание безопасности Европы Пентагон готов увеличить в четыре раза (с 789 млн долл. до 3,4 млрд долл.). При этом Эш Картер заметил, что данная тенденция будет иметь долгосрочный характер, поскольку даже в случае разрешения украинского кризиса, «Крым еще долго будет оставаться оккупированным». В два раза планируется увеличить финансирование борьбы с ИГ в Ираке и Сирии (до 7,5 млрд долл.). Для успешного продвижения американских интересов в АТР планируются изменения в финансировании флота, где снижение количества новых кораблей береговой охраны (с 52 до 40) будет компенсировано увеличением их поражающей мощности. Отдельно Эш Картер выделил наращивание возможностей ведения подводного боя (undersea capabilities), для чего будет выделено 8,1 млрд долл.

Второй год подряд продолжит расти финансирование новых разработок (research&development) – 71,4 млрд долл. При этом основное внимание Пентагон хочет сосредоточить на совершенствовании систем навигации, а также автономных (радиоуправляемых) аппаратов (т.н. боевых роботов), включая развитие микродронов. На прежнем уровне сохранятся расходы на  киберезопасность. Запрашиваемые 7 млрд долл. пойдут не только на укрепление защиты американских сетей, но и создание «новых инструментов и архитектуры для увеличения наступательных возможностей». В области использования космоса Картер отметил, что прошлогодние новые инвестиции (5 млрд долл.) позволят Пентагону успешно отражать любые опасности. При этом, учитывая рост коммерческих предприятий в этой области, США будут выступать за поддержание свободы и всеобщей безопасности использования космического пространства.

После публикации проекта бюджета президентом Конгресс предложит свою версию, и в процессе обсуждения будет составлен окончательный вариант. Несмотря на то, что основные дебаты по этому вопросу еще впереди, уже сегодня многие законодатели выражают недовольство по поводу оглашенных расходов на оборону. По сложившейся традиции речь идет о соотношении двух составляющих оборонного бюджета: базовой части (на 2017 г. Пентагон запросил 524 млрд долл.) и средств на «особые операции» (59 млрд долл.). Если первая часть используется для обеспечения функционирования Министерства и осуществления долгосрочных проектов, то вторая, неофициально называемая «на случай войны» (for war fighting), является своеобразной подушкой безопасности, чтобы при возникновении незапланированных ситуаций не отрывать средства от основного финансирования.

Республиканцы выступают за увеличение второй части, в то время как президент предпочитает вкладывать в долгосрочное развитие министерства, так как это в целом способствует развитию национальной экономики. Республиканец Мак Торнберри (Техас), председатель комитета по вооруженным силам Палаты представителей, после выступления Картера призвал не поддаваться уловкам министра:

«Увеличение средств на борьбу с ИГ и сдерживание России является, безусловно, шагом в правильном направлении. Это относится к разделу «особые операции», но я не вижу, чтобы на него были запрошены дополнительные средства. Такой подход нарушает бюджетное соглашение (заключенное между президентом и Конгрессом в конце октября сроком на два года)».

Здесь речь идет о разнице трактовок данного соглашения: если республиканский Конгресс считает, что оговоренные в нем средства «на особые операции» являются стартовой суммой, к которой должны прибавляться новые расходы, то президент называет ее потолком, который ни в коем случае не должен быть превышен.

Другим источником противоречий вокруг предлагаемого бюджета может стать сам Пентагон. Как отмечает Тодд Харрисон, специалист по оборонным расходам в Центре международных и стратегических исследований, Картеру, делающему ставку на инвестиции в новые технологии и долгосрочное развитие, предстоит столкнуться с недовольством своих подчиненных, которых больше беспокоит текущее состояние боеготовности США. Так, например, военно-морское командование уже раскритиковало планы по замедлению обновления флота, а министр сухопутных войск Эрик Фэннинг – сокращение армии. Как бы то ни было, отмечает Харрисон, «сейчас военному командованию и Конгрессу проще всего было бы отложить свои претензии на год и подождать, когда новый президент приведет новую команду».

Трансатлантические отношения

Планы Пентагона по резкому увеличению военных расходов на европейском направлении были с радостью восприняты конгрессменами, собравшимися в среду на заседании сенатского комитета по международным делам для обсуждения влияния проблем Европейского союза на внешнюю политику США.

Вполне ожидаемо, главной проблемой, вокруг которой развивался диалог конгрессменов с приглашенными экспертами, стала Россия. Сенатор Крис Мерфи (демократ из Коннектикута) обратил внимание на тот факт, что США отвечают на данный вызов военными средствами, в то время как вероятность агрессии со стороны России крайне мала:

«Нам необходимо признать, что военная операция является крайним средством, к которому прибегнет Россия для расширения своего влияния. Она намного охотнее использует подкуп местных чиновников, средства пропаганды, сохранение монополии на энергетическом рынке. И при этом мы, почему-то не увеличиваем в четыре раза средства на борьбу с коррупцией, развитие энергетической независимости, кампании по борьбе с пропагандой, экономическое развитие периферии Европы. Когда мы размещаем войска на границе с Россией, мы играем в другую игру, не ту, которую на самом деле ведет Россия».

Соглашаясь с сенатором, Дэймон Уилсон, вице-президент Атлантического Совета, однако заметил, что подобные действия России становятся возможны во многом благодаря современному состоянию Европейского Союза, в котором все чаще возникают разногласия по поводу общих целей и будущего развития.

«Некоторые европейские страны (в последнее время отступившие от демократических принципов) чувствуют себя изолированными, не видят сильного лидерства в ЕС, они разочарованы тем, что происходит в Брюсселе, и не имеют прочных политических контактов с Соединенными Штатами. Это их не извиняет, но в такой ситуации они предпочитают жертвовать (общеевропейскими ценностями) для достижения определенных политических целей на внутриполитической арене».

В этой ситуации эксперт предлагает, американскому руководству, с одной стороны, провести серию доверительных консультаций с главами этих государств, с другой – оказать давление на лидеров ЕС (в частности он упоминает г-жу Меркель), чтобы те, в свою очередь, поддерживали дисциплину внутри союза. Джулиан Смит, бывшая сотрудница администрации Обамы, работающая ныне в Центре новой американской безопасности, добавила к этому необходимость прямой работы с общественными организациями в этих странах.

Другой проблемой, которая закралась в политику США в отношении Европы, Уилсон назвал «атрофирование дипломатического мускула управления альянсом».

«За последнее время, мы просто приняли как данность мысль о том, что Европа сама может со всем разобраться. Представьте, если бы европейцы вели переговоры с Россией (по Украине), без стоящих у них за спиной США, их результат был бы катастрофическим. Они бы провалились. И во времена "холодной войны" мы понимали, что присутствие США за столом переговоров по большинству вопросов являлось залогом их успеха. Европейцы частенько жаловались, но потом были благодарны. Безусловно, нам надо вести очень тонкую дипломатическую игру. Но мы не сможем добиться правильных действий от Европы простыми уговорами, нам надо брать все в свои руки».

Наконец, по мнению экспертов, негативно на развитии трансатлантических отношений сказывается отсутствие реальной власти у высшего руководства ЕС.

Деймон Уилсон связал это с желанием европейских лидеров сохранить право принятия решений в столицах, а также добавил, что это делает сотрудничество Вашингтона с институтами ЕС «немного несуразным» (awkward). Джулиан Смит, в свою очередь, назвала саммиты США-ЕС пустой тратой времени «самых блестящих умов планеты», которые собираются на несколько часов, чтобы послушать заранее заготовленные программные речи.

Ряд интересных мыслей был высказан относительно ситуации на Украине. Сегодня, по словам Уилсона, краткосрочная инициатива на переговорах находится в руках России, поскольку набирает силу ощущение усталости от конфликта, а соответственно появляется желание поскорее его закончить и вернуться к нормальным отношениям.

«Москва считает, что нам некомфортно, когда наши отношения находятся на низком уровне. Все последние годы русские наблюдали за тем, как работает наша дипломатия. Если вы посмотрите на сырые, в силу объективных обстоятельств, соглашения по Грузии, по Украине, то становится ясно, что нам не хватает терпения доводить их до конца. Мы привержены принципам, но готовы ли мы сражаться, чтобы воплотить их на практике в этих странах, где, честно говоря, царит беспорядок. Мы должны дать понять, что нас устраивают расстроенные отношения с Россией (We are comfortable with the uncomfortable relations)».

Кроме этого, Джулиан Смит выразила опасения по поводу развивающейся ситуации внутри самой Украины.

«Я боюсь, что если (украинский президент Петр Порошенко) не предоставит конкретных результатов, то мы можем стать свидетелями очередного раунда (Майдана)».

Дэймон Уилсон, при этом, высказался о роли текущего президента более цинично:  

«Мы называем это революцией, но при этом лидеры этой революции – президент Порошенко и премьер-министр Арсений Яценюк – неразрывно связаны с прошлым. Мы должны относиться к ним как к лидерам переходного периода, которые могут лишь подтолкнуть развитие в нужном направлении, но не стоит забывать, откуда они появились. В этом смысле в стране к власти пришел совсем не тот класс, который устраивал революцию».

Наконец, эксперты призвали конгрессменов задействовать свои дипломатические каналы и ни в коем случае не допустить отмены санкций в следующем году. В случае их продления (а рассмотрение этого вопроса примерно совпадает по времени с саммитом НАТО) станет важным сигналом единства трансатлантического союза. В противном случае, предупредили они, снятие санкций может нанести глубокую рану американо-европейским отношениям – а именно этого и добивается Москва.

Переговоры по Сирии

В среду переговоры сирийской оппозиции с представителями режима были «временно приостановлены». По одной версии (некоторых американских СМИ), они так и не успели начаться, по другой (официальной), какие-то «предварительные консультации» все-таки были проведены. Провал переговоров запустил куда более активный процесс поиска виновных.

В официальном заявлении спецпредставитель ООН по Сирии Стефан де Мистура так объяснил причину остановки:

«Я просил еще до отправки приглашений (на переговоры) незамедлительного осуществления гуманитарной инициативы. Меня заверили, что должные меры будут приняты во время переговоров. От (сирийского) правительства я услышал, что гуманитарной помощи мешают процедурные вопросы. От оппозиции – что они требуют незамедлительного улучшения ситуации сирийского народа. Поэтому я заключил, что (подготовительная) работа была проведена не полностью. Не только с нашей стороны (мы-то свою часть выполнили), но со стороны ответственных участников, которые нам говорили: "Давайте, начинайте процесс", хотя на самом деле они (Совет безопасности и Международная группа поддержки Сирии) только сейчас будут решать вопросы (один в особенности), которые в действительности могут сделать эти переговоры значимыми (для определения судьбы) сирийцев. С самого первого дня я давал понять, что я не собираюсь вести переговоры ради самих переговоров».

 «Ответственные участники» восприняли эти слова каждый по-своему. Госдепартамент услышал, что спецпредставитель ООН обвинил Россию:

«Как вы сегодня могли наблюдать, специальный представитель ООН Стефан де Мистура приостановил переговоры в Женеве отчасти потому, что сложно искать политическое решение, когда постоянно прерываются поставки гуманитарной помощи и гибнут мирные жители. Эти атаки противоречат не только чаяниям сирийского народа, который надеется на успех политического процесса, но и заявлениям самой России, которая публично обязалась способствовать Венскому процессу и стремиться к восстановлению единого, целого и светского сирийского государства».

Российский МИД, не называя имен, заявил, что прекращение огня (необходимое для поставок гуманитарной помощи, о которой говорил де Мистура) невозможно без перекрытия сирийско-турецкой границы:

«Упомяну, что ключевым компонентом для того, чтобы прекращение огня работало, является одна из наиболее острых задач - перекрытие контрабанды через турецко-сирийскую границу, которая подпитывает боевиков и без пресечения которой трудно рассчитывать, что действительно режим прекращения огня сможет состояться».

Кроме того, прекращение переговоров Сергей Лавров связал с требованиями сирийской оппозиции:

«В ней тоже появились капризные люди, которые начинают выдвигать предварительные условия, не имеющие ничего общего с основополагающими принципами и женевского коммюнике, и венских документов, и резолюции Совета безопасности ООН».

Эту мысль повторил и развил глава сирийской делегации Башар аль-Джафари, обвинив оппозицию, подстрекаемую Саудовской Аравией, Катаром и Турцией:

«Те, кто действительно несет ответственность за провал [переговоров], - это саудиты, турки и катарцы. Они настоящие руководители и хозяева эр-риядской группы».

Версии оппозиции были столь же разнообразны, как и сама оппозиция. Глава Высшего координационного совета Риад Хиджаб отметил:

«Весь мир видит, кто виноват в провале переговоров, кто бомбит гражданское население и заставляет людей умирать от голода».

Рядовые представители оппозиции, с которыми пообщались корреспонденты «Нью-Йорк Таймз» («в отсутствие пристального взгляда советника из Саудовской Аравии»), жаловались на сокращение поддержки со стороны западной коалиции, которая таким образом пытается заставить их сесть за стол переговоров. (Госдепартамент еще ранее категорически опроверг любые сообщения о влиянии США на переговорный процесс). Кроме этого слышались обвинения в адрес Вашингтона в нежелании оказать необходимое давление на Россию для прекращения огня. Агентство «Би-би-си» привело ответ представителя Госдепартамента:

«Тогда нам надо было бы начать третью мировую войну, и мы не готовы пойти на это».

Наконец, были и такие, кто искренне негодовал из-за того, что различные игроки (будь-то правительственные войска или представители оппозиции) пытаются использовать страдания людей для реализации собственных политических целей.

«Мы не можем отрицать, что (члены «Джабхат Ан-Нусры») есть среди нас. Это все равно, что говорить, что это озеро заполнено молоком, - приводит «Нью-Йорк Таймз» интервью, записанное на берегу Женевского озера. – Люди, которые по-прежнему живут с этим, даже не позволяют себе плакать, потому что знают, что завтра это все продолжится. Единственное, что теперь объединяет сирийский народ – это общее горе».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

6 марта 2018 | 23:09

Дайджест внешней политики Германии 27 февраля – 6 марта

Послание Владимира Путина Федеральному Собранию вызвало активное обсуждение немецкими СМИ новинок российской оборонной промышленности. Германия пытается выступать в качестве сдерживающей силы, однако пока нет оснований считать, что к ее мнению активно прислушиваются, по крайне мере, в США. Напротив, последний доклад Оборонного колледжа НАТО призывает ФРГ отказаться от особого характера российско-германских отношений и четко следовать политике давления на Москву.

29 января 2018 | 18:18

Особенности политического языка США: интервью А.Сушенцова РИА Новости

29 января руководитель аналитического агентства "Внешняя политика" Андрей Сушенцов дал интервью РИА Новости. В ходе беседы обсуждались проблемы российско-американских двусторонних отношений, перспективы формирования российского лобби в политической системе США, последствия новых антироссийских санкций.

18 августа 2017 | 08:49

Дайджест внешней политики США (11 - 17 августа)

События в Шарлоттсвилле и реакция на них Дональда Трампа вызвали в США дебаты о радикализации общества, а также новую волну отречений от «утратившего моральный компас» президента. После неудачной первой встречи американо-китайского Всеобъемлющего экономического диалога Вашингтон решил повысить градус в деле пересмотра торговых отношений с Пекином. Начало переговоров по НАФТА продемонстрировало серьезные различия между стартовыми позициями сторон.

20 января 2017 | 11:54

Дайджест внешней политики США (13 – 19 января)

Новичок в международных делах Никки Хейли во время слушания по номинации на пост постпреда в ООН заручилась поддержкой со стороны сенаторов, озвучив традиционные для вашингтонского истеблишмента внешнеполитические взгляды. Барак Обама принял последние политические решения, отложенные на конец президентского срока. Подготовка инаугурации Дональда Трампа сопровождается новыми скандалами вокруг миллиардера.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова