На прошедшей неделе Конгресс США наконец смог согласовать бюджет на предстоящие два года. Однако, отражая интересы республиканцев и демократов парламентариев и Белого дома, документ все же оставил недовольными тех, кто возмущен закрытым характером переговоров, и считает, что принятый бюджет не решает актуальных проблем страны. Также Госдепартамент и Пентагон рассказали о политике и тактике Вашингтона в отношении ситуации в Сирии, вызвав множество дополнительных вопросов и несогласия - как .внутри США, так и на Ближнем Востоке. Параллельно с этим, фондом "Наследие" был представлен доклад "Индекс военного потенциала США", в котором был сделан вывод о продолжающемся сокращении военной мощи страны на фоне увеличивающихся международных угроз.
ПРЕМИУМ
30 октября 2015 | 23:28

Дайджест внешней политики США за неделю (23–29 октября)

1. Белый дом и лидеры обеих палат Конгресса пришли к соглашению о двухгодичном бюджете. Несмотря на «досрочное» разрешение данного вопроса, в Вашингтоне осталось множество недовольных закрытым характером переговоров и переносом насущных проблем на следующий политический цикл.

2. На этой неделе целый ряд высокопоставленных сотрудников американских внешнеполитических ведомств попытались объяснить миру и вашингтонским законодателям позицию администрации в отношении ИГ. Если Джон Керри обозначил общие контуры американского подхода, то Эш Картер сосредоточился на тактических аспектах.

3. В среду Фонд «Наследие» опубликовал ежегодный доклад «Индекс военного потенциала США 2016», согласно которому характер современных угроз, требующий «высокого операционного темпа», приводит к изнашиваемости военных ресурсов, состояние которых ухудшается год от года.

 

Соглашение по бюджету

В понедельник вечером Белый Дом и лидеры обеих палат Конгресса достигли соглашения по бюджетной политике на ближайшие два года. Впервые за последние пять лет данный вопрос решен даже с небольшим запасом по времени: за неделю до срока решения вопроса о поднятии потолка госдолга и за полтора месяца до окончания действия закона о продлении бюджета. Такую оперативность можно записать на счет Джона Бейнера, который обещал до своего ухода с поста спикера Палаты представителей (в четверг) «навести порядок в сарае» (clean out the barn) Конгресса.

Соглашение носит поистине межпартийный характер. В течение ближайших двух лет расходы будут увеличены на 80 млрд долларов (победа Белого Дома), что компенсируется сокращением расходов в социальной сфере и продажей части нефтяных запасов (очко в пользу Конгресса). На 31 млрд долларов будет увеличена статья расходов на военные операции за рубежом (overseas contingency operations) (плюс республиканцам), однако будут сняты ограничения и на невоенные затраты на оборону, которые будут расти по 15 млрд долларов каждый год (плюс Администрации).

На практике это означает, что будет сохранена громоздкая система социального обеспечения (в т.ч. спорная программа «Медикэир»), несмотря на незначительные сокращения. Также практически полностью удовлетворяются финансовые запросы Пентагона, который в ближайшие два года может не опасаться бюджетного секвестирования и заняться реализацией долгосрочных программ.

При всех положительных моментах данного соглашения, обеспечивающего не только экономическую стабильность страны, но доказывающего работоспособность Вашингтона, в Конгрессе осталось множество недовольных.

Основные претензии заключались в секретном характере переговоров и фактической заморозке существующих проблем.

Так, республиканец Питер Роскам, член Палаты представителей из Иллинойса, назвал его «бюджетом зомби»:

«В преддверие Хэллоуина законодатели, отвечая на вопрос «кошелек или жизнь?», выбрали жизнь и согласились на ужасающее увеличение бюджета на 85 млрд долларов при иллюзорных сокращениях расходов. Эта сделка была заключена за закрытыми дверями и в очередной раз лишь отсрочила решение насущных проблем».

Среди представителей бизнеса больше всех пострадают фермеры, которые лишатся государственных дотаций на страховку от неурожая. Председатель Комитета по сельскому хозяйству Палаты представителей Майкл Конавей (республиканец из Техаса) уже заявил, что ведет переговоры с руководством Конгресса, чтобы не допустить «этого чудовищного пункта» в окончательном тексте закона о бюджете.

На данный момент соглашение было одобрено Палатой представителей. На днях должно состояться голосование в Сенате, где, как ожидается, также не должно возникнуть никаких проблем. После этого начнется работа в профильных комитетах по составлению отдельных статей бюджета, окончательный текст которого должен быть предоставлен на подпись президенту в начале декабря. Белый дом, тем временем, выразив поддержку соглашению, призвал законодателей отказаться от тактики «идеологических привязок» (ideological riders) к будущему тексту бюджета.

Стратегия США в Сирии

После трехнедельного молчания официального Вашингтона на этой неделе состоялось сразу несколько выступлений представителей различных ведомств, в которых был озвучен новый (отредактированный) подход администрации к сирийской проблеме.  Пожалуй, наибольшую важность представляет речь Госсекретаря Джона Керри в Фонде Карнеги за международный мир.

За несколько часов до вылета на переговоры в Вену глава внешнеполитического ведомства сформулировал основы американского подхода к решению ситуации.

«Помимо различных сложных проблем, в (Ближневосточном) регионе происходит одна совсем простая вещь – борьба людей, которые стремятся вскрыть старые раны, с теми, кто хочет их залечить и построить новое будущее. Эта борьба между разрушителями и созидателями учитывается в каждом аспекте американской политики на Ближнем Востоке; это тот клей, который связывает все компоненты нашей стратегии – а у нас есть стратегия! – когда мы выступаем в поддержку электорального процесса в Тунисе, когда собираем международную коалицию по борьбе с терроризмом, когда стремимся погасить вспышку насилия, например в отношении Храмовой горы/Харам Аш-Шариф, или когда пытаемся заложить основы для будущего процветания и стабильности. Наша главная задача заключается в предоставлении строителям и созидателям по всему региону шанса для выполнения своей миссии».

На пути «созидателей», по словам Керри, стоит множество проблем: «терроризм, старая вражда, насилие, оружие массового поражения», и США будут стремиться избавиться от каждого из них.

Именно поэтому, с точки зрения Вашингтона, было важно заключить соглашение по иранской ядерной программе, поэтому США призывают как палестинских, так и израильских лидеров сделать все возможное для прекращения насилия, и поэтому работают над созданием многосторонней коалиции по борьбе с ИГ. Объявив о планах усилить военные действия в данном направлении, Керри заметил, что ведется работа и в других направлениях, в частности, борьба с пропагандой.

В отношении Сирии, Госсекретарь сделал выпад в сторону позиции России, которая считает, что с падением режима Башара Асада политический вакуум будет заполнен террористами.

«Нам необходимо отказаться от логики – которая навязывалась с самого начала как Асадом, так и ИГ – согласно которой, сирийцам необходимо выбрать между этими двумя вариантами. Нет, нет, и еще раз нет. Именно это мышление приводит к тому, что противники терроризма встают на сторону диктатора, а противники диктатора присоединяются к террористам. Именно эта логика превратила Сирию в поле боя. Поэтому России следует сделать выбор: продолжать поддерживать Асада или действительно попытаться найти выход. Наиболее вероятным следствием (текущей политики Москвы) станет дальнейшая радикализация населения, затягивание конфликта и утверждение убеждений Асада в том, что он может находиться у власти бесконечно».

Наконец, Керри призвал не слушать тех, кто говорит, что данный регион несовместим с демократией (тут он привел в пример Тунис), и что в нем неизбежно возникнут новые границы по религиозному принципу.

Если Керри сосредоточил свое внимание на общем стратегическом подходе, то глава Пентагона Эш Картер во время слушания сенатского Комитета по вооруженным делам во вторник говорил о тактических планах, которые получили название «три Р» (Ракка, Рамади и рейды). Взятие Ракки министр обороны назвал приоритетом американской военной кампании. Для этого США будут поддерживать умеренную сирийскую оппозицию (которая прошла жесткий отбор) и курдские формирования в рамках пересмотренной программы «обучение и снабжение» («train&equip program»), от которой теперь осталась только вторая часть – снабжение. Под «Рамади» Эш Картер подразумевает сотрудничество иракского правительства с местными суннитскими общинами. Поясняя данный пункт, глава Пентагона добавил, что США ожидают от Багдада больших усилий по примирению позиций различных сект и больше инициативы в организации военных действий. Наконец, он подчеркнул, что США не ограничатся поддержкой местных сил, но и сами будут принимать более активное участие в боевых действиях:

«Последняя «Р», рейды, относится к тому, что мы не собираемся воздерживаться от поддержки боеспособных сил в частных (отдельных, оппортунистических) вылазках против ИГ, и непосредственного участия в них с нанесением ударов с воздуха или проведением наземных операций».

Последний пункт не остался незамеченным в Ираке, официальный представитель которого на следующий день в интервью телеканалу «Эн-Би-Си» заявил:

«Это внутреннее дело Ирака и правительство не просило министерство обороны США принимать непосредственное участие в военных операциях. У нас достаточно своих солдат».

Последовавшие за выступлением Картера вопросы сенаторов носили довольно агрессивный характер. Наиболее противоречивыми темами стали организация бесполетной зоны и т.н. зон безопасности (safety zones) – которые предлагаются многими кандидатами в президенты, а поэтому широко обсуждаются – а также влияние России на действия США в регионе. В первом случае Картер отвечал, что данные меры потребуют согласия сирийского правительства, а также размещения контингента для охраны, что сегодня не представляется возможным. Во втором – пытался убедить сенаторов, что Россия ни в коем случае не мешает американской операции, а удары, которые Москва, по словам Пентагона, наносит преимущественно по умеренной оппозиции, не касаются тренированных США солдат, а следовательно, Вашингтон не обязан (и не собирается) их защищать. Наконец, уже отчаявшись спорить с сенаторами, Эш Картер заметил:

«Вы хотите, чтобы мы победили ИГ, или чтобы в регионе установился мир? В первом случае мы можем начать полномасштабную военную операцию, однако после нее, когда мы уйдем, ситуация вернется на круги своя. Второй вариант требует системного и длительного подхода по подготовке местных сил».

Некоторые пояснения позиции Вашингтона представили и заявления уходящего в отставку специального посланника президента при международной коалиции по борьбе с ИГ генерала Джона Аллена на заседании сенатского Комитета по внешней политике в среду. По его словам, еще несколько месяцев назад у США не было ощутимых рычагов по влиянию на ситуацию. Однако теперь, когда было налажено сотрудничество с некоторыми группами сирийской оппозиции, а к коалиции присоединилась Турция, у Вашингтона «появилась платформа» для действий в регионе. Кроме этого, вмешательство России, которое генерал Аллен «ни в коем случае не поддерживает», тем не менее, придало импульс политическому процессу и позволяет осуществлять значимое влияние на сирийское политическое руководство. Все это создало в настоящий момент ситуацию, в которой США имеют возможность объединить стратегические усилия по борьбе с ИГ и политические задачи по осуществлению политической перестройки в Сирии и прекращению насилия.

«Секретарь Керри, отправляясь в Вену, попытается воспользоваться сложившимся благоприятным моментом, чтобы заложить основы потенциального урегулирования ситуации», - подытожил генерал.

Индекс военного потенциала США

28 октября в исследовательском центре Фонд «Наследие» состоялась презентация ежегодного доклада «Индекс военного потенциала США 2016: оценка способности Америки участвовать в коллективной обороне» (2016 Index of U.S. Military Strength Assessing Americas Ability to Provide for the Common Defense).

Дакота Вуд, старший научный сотрудник оборонных программ и главный редактор Индекса, анализируя соответствие военной мощи США глобальной ситуации, в которой им приходится сегодня оперировать, приходит к следующему выводу:

«По сравнению с прошлым годом увеличилось количество и опасность угроз американским интересам; возросла нестабильность в ключевых регионах, а наша военная мощь продолжает сокращаться. Данные тенденции вызывают беспокойство».

Из шести основных угроз, выделяемых экспертами, (Иран, Россия, Китай, терроризм в регионе Афганистан-Пакистан, терроризм на Ближнем Востоке и Северная Корея), именно последняя была названа самой опасной. Объясняя такую оценку, Уолтер Ломан, директор Центра по азиатским исследованиям в Фонде, отметил:

«Они (правительство Северной Кореи) неоднократно четко заявляли о своих намерениях нанести удар по США. Учитывая уровень их военных сил, я считаю, что нужно относиться к таким угрозам со всей серьезностью».

Кроме этого, Дакота Вуд заметил: особенность современных угроз такова, что США вынуждены поддерживать высокий «операционный темп», из-за чего солдаты и техника быстро изнашиваются, не имея достаточного времени на восстановление.

Так, состояние сухопутных войск, которое в прошлогоднем докладе оценивалось как «среднее» (marginal), было переведено в категорию «слабое» (weak). Также был снижен уровень готовности военно-воздушных сил с «сильные» (strog) до «средние». Несмотря на то, что оценка боеготовности флота и морской пехоты в докладе осталась без изменений, на презентации Вуд отметил негативную тенденцию:

 «При небольшом количестве и растущем количестве запросов на их использование военно-морские силы сталкиваются с теми же проблемами, что и сухопутные войска: все меньше боевых единиц пытаются выполнять все большее количество заданий, и это просто не может продолжаться бесконечно».

В 2014 году Пентагон пересмотрел требования к американским военным силам. Если ранее США должны были быть готовы участвовать в двух полномасштабных конфликтах одновременно, то сейчас военной мощи должно быть достаточно, чтобы «победить регионального врага в широкомасштабной кампании, при этом сдерживая второго в другом регионе». Однако эксперты Фонда заключают, что военная мощь США не соответствует даже таким требованиям.

В целом, доклад Фонда, известного своим критическим отношением к текущей администрации, подтверждает предостережения, постоянно повторяемые представителями Пентагона и сочувствующими им республиканцами. Так, сенатор от штата Аляска республиканец Дэн Салливан положительно отозвался о докладе, но при этом добавил, что ситуация осложняется нерешительностью Администрации применять эту военную мощь.

«Наше международное положение оценивается с точки зрения нашей готовности подтвердить жесткую риторику конкретными действиями. И это положение все больше и больше ослабляется».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

13 января 2016 | 07:17

Решительные действия Путина повышают вес России на мировой арене, но есть и риски

Нельзя не принимать в расчет риск распространения войны или того, что Россия окажется в очень затруднительном положении, из которого сложно выбраться. Если наступательная операция России будет недостаточно решительной, Израиль, Саудовская Аравия и Соединенные Штаты не упустят шанса обеспечить сдерживание России, подорвать позиции Москвы и шиитской коалиции, при этом, возможно, усилив поддержку воюющих с Асадом повстанцев или путем прямых военных действий.

16 сентября 2015 | 18:36

Чего ожидать от встречи Путина с Обамой

Нормализация отношений с Россией соответствует американским интересам - слишком далеко зашел конфликт между странами и слишком много проблем в мире, которые нужно решать совместно. Однако проблема в том, что на сегодняшний день эта нормализация крайне трудноосуществима. Грузия, Сирия и даже Украина - все это не столько проблемы, сколько следствие проблем российско-американских отношений. Основными проблемами является неготовность к диалогу и отсутствие атмосферы доверия между сторонами, и вплоть до сегодняшнего дня стороны не знали, как их решать.

25 февраля 2015 | 20:00

Борьба Белого дома и Конгресса США по иранскому вопросу

После подписания Женевских соглашений, Иран обязался остановить и свернуть свои разработки по ядерной программе, а также обеспечить беспрецедентный доступ к инспекции иранских объектов по обогащению урана. В обмен на это Иран получил пусть ограниченную, точечную и обратимую, но свободу от некоторых санкций, связанных с ядерной программой. Но при этом, заявления республиканцев об ослаблении хватки в отношении Ирана беспочвенны.

 

25 июля 2015 | 20:14

Новая роль Казахстана в Евразии

Политическая роль Казахстана в мире и даже регионе не дотягивает до роли экономического лидера. Именно поэтому казахстанские власти активно пиарят страну на внешней арене. Безусловно, одной из важнейших витрин страны является столица Астана. Выстроенный в степи город поражает пространством, высотными зданиями и, самое главное, чистотой (что редкость на постсоветском пространстве). Однако для того, чтобы иностранцы увидели Астану, их нужно туда заманить. 

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова