Ближневосточный вектор внешней политики США на прошедшей неделе ознаменовался заключением соглашения между Москвой и Вашингтоном о прекращении огня в Сирии, однако сдержанность реакции на это событие с американской стороны свидетельствует о все угосающем интересе к данной проблеме. Экспертный опрос Фонда Карнеги о перспективах развития ситуации на Украине показал, что акценты в оценке проблемы смещаются от противостояния "российской угрозе" к внутриполитическим вопросам в Киеве. Начальник штаба сухопутных войск США призвал отложить вывод американских сил из Аляски ввиду "укрепления Россией своих позиций в Арктике".
ПРЕМИУМ
26 февраля 2016 | 20:19

Дайджест внешней политики США за неделю (19-25 февраля)

1. Комментарии Вашингтона по поводу заключения соглашения о перемирии в Сирии были, хоть и позитивными, но крайне сдержанными, и в целом соответствовали постоянно повторяемой на переговорах по Сирии формуле «практика – критерий истины» (the proof of the pudding is in the eating).

2. Опрос экспертов, проведенный Фондом Карнеги, по поводу текущей политической ситуации на Украине продемонстрировал широкий спектр оценок от самых оптимистичных до крайне негативных, которые, тем не менее, объединяет одно: внимание с «российской агрессии» сместилось в сторону внутриполитических проблем самого Киева.

3. Начальник штаба сухопутных войск США призвал отказаться от сокращения воинского контингента на Аляске, обусловив это угрозой со стороны России в Арктике. Однако, как показывает практика, данное направление не входит в число приоритетов военного руководства США, и заявление генерала, скорее, является проявлением внутриведомственной борьбы, нежели реальных опасений по поводу России.

 

Соглашение о прекращении огня в Сирии

В понедельник США и Россия выступили с совместным заявлением о приостановке вооруженных действий в Сирии. Если в России данная новость была широко анонсирована, включая нехарактерное для Кремля официальное заявление президента, то в США о достигнутом соглашении говорили крайне мало и осторожно, а представители главы государства, довольно часто обращающегося к нации, поднимали этот вопрос лишь с подачи журналистов.

Так, отвечая на один из таких вопросов, пресс-секретарь Белого дома со сдержанным оптимизмом заметил:

«В ближайшие дни Соединенные Штаты и наши партнеры по Международной группе поддержки Сирии, работающие над прекращением огня, предпримут серию шагов для имплементации приостановки вооруженных действий 27 февраля. Мы понимаем – как, наверняка, и все вы, - что это будет очень непросто сделать. Мы знаем, что существует множество препятствий и, без сомнения, мы столкнемся с рядом неудач. Как-никак, уже несколько лет мы пытаемся достичь дипломатического разрешения многочисленных проблем, поразивших эту разрозненную нацию. Тем не менее, сегодня, благодаря упорной дипломатии со стороны секретаря Керри, нам представилась такая возможность, и мы постараемся ей воспользоваться. Мы надеемся, что также поступят и другие подписанты соглашения. А дальше – будем смотреть по обстоятельствам».

Сам Госсекретарь Джон Керри, у которого в воскресенье состоялось три телефонных разговора с российским коллегой, был настроен более благодушно, хотя эта радость была вызвана, скорее, положительным результатом трудных переговоров, нежели перспективой прекращения огня. Появившееся на следующий день заявление Госдепартамента было столь же осторожным:

«Мы все осознаем, что впереди нас ждут значительные трудности. Наступил момент надежды, однако реализация этой надежды зависит от конкретных действий. Все стороны должны выполнить свои обязательства по соглашению, гарантировать полную имплементацию резолюции 2254 СБ ООН и прекратить агрессию по отношению друг к другу, включая удары с воздуха. И все стороны должны выполнять эти обязательства в течение некоторого (продолжительного) времени, что позволит достичь политического разрешения конфликта».

Пентагон, в свою очередь, вообще отстранился от соглашения, отнеся его к сфере ведения Госдепартамента. Во вторник пресс-секретарь заметил, что «прекращение вооруженных действий не касается ИГ, а именно на борьбе с ИГ сосредоточено все (наше) внимание». Также он добавил, что дипломатическое взаимодействие российского и американского МИДов не означает налаживания военного сотрудничества:

«Сегодня наши отношения на уровне военных ведомств ограничены меморандумом о взаимопонимании. В текущих переговорах мы играем лишь вспомогательную роль при Госдепартаменте, и не стоит ожидать, что это перерастет в более тесное военное взаимодействие (между Россией и США)».

Всеобщее недоверие к перспективам реализации перемирия подпитывали появлявшиеся в течение недели заявления «сторон», которые сопровождали согласие на прекращение огня множественными оговорками.

Официальный Дамаск будет готов остановить огонь, если «террористы» не воспользуются передышкой для пополнения сил за счет своих спонсоров. Сирийская оппозиция, согласившись на двухнедельное перемирие,  выразила недовольство в связи с тем, что Россия в нем обозначена в качестве гаранта, а не воюющей стороны. Россия подчеркнула, что продолжит операцию против террористов ИГ и «Ан-Нусры», которая зачастую сливается с «умеренной» сирийской оппозицией. Турция не исключила продолжения ударов по позициям курдов. Курды, в свою очередь, оставили за собой право отвечать на атаки.

Вашингтон подобные заявления никак не комментировал и лишь периодически подчеркивал необходимость «прекратить насилие, обеспечить доставку гуманитарной помощи и создать пространство для продолжения политического диалога». Эндрю Таблер, специалист по Сирии в Вашингтонском Институте Ближневосточной политики, увидел в такой позиции США усталость от перипетий сирийского конфликта, который мешает основной цели – борьбе с ИГ:

«Политика Вашингтона заключается не в том, чтобы положить конец войне в Сирии. Они лишь хотят, чтобы ситуация там хоть немного утряслась и кипела не столь интенсивно. (Соглашение о перемирии) является очередной попыткой сдержать вышедший из-под контроля конфликт».

«Можно ли назвать ситуацию на Украине безысходной?»: опрос Фонда Карнеги

В среду европейское отделение Фонда Карнеги за международный мир опубликовало высказывания целого ряда западных экспертов, ответивших на вопрос: «Можно ли назвать ситуацию на Украине безысходной?».

Широкий спектр оценок от признания провала украинского проекта до полного отрицания подобных формулировок (с множеством промежуточных вариантов) объединяло, пожалуй, одно: тень российской угрозы в умах экспертов отодвигается, позволяя лучше разглядеть проблемы внутри самой Украины.

Наиболее четко эту мысль сформулировал Томас де Вааль, старший научный сотрудник «Карнеги Европа»:

«Основная битва теперь ведется не с Россией, у которой, очевидно, пропал аппетит, и она больше не хочет затяжного конфликта с Украиной. Теперь битва ведется внутри самой страны за реформирование старой непобежденной олигархической системы. И сами украинцы, и их западные партнеры теряют терпение от того, что сегодня происходит в стране. Если в ближайшее время не наступят перемены, то, действительно, можно будет назвать ситуацию безысходной».

На фоне всеобщего ожидания реформ от Киева некоторые эксперты увидели причину неудач в самой Европе, которая не готова к сближению с Киевом. Самуэль Грин, директор Института России Королевского колледжа Лондона, отметил:

«Западные друзья Украины просят людей, не обладающих достаточным влиянием и средствами, создать абсолютно новую систему политического и экономического управления – пойти наперекор интересам значительных и богатых элит и очень большого соседа и при этом успевать зарабатывать себе на хлеб и вести войну. Чтобы реформы были успешными, украинцам нужен инструмент, который позволил бы увеличить их влияние на руководство страны. Европа может помочь, но пока что она только сурово грозит пальцем. За последнюю сотню лет в Европе использовалось лишь два инструмента для осуществления длительных институциональных реформ. Первый – военное завоевание и оккупация. Второй (более длительный) – дорога к членству в ЕС».

Эту мысль развил и Балаш Ярабик, внештатный сотрудник Фонда Карнеги:

«Запад обманывает и Украину, и себя. Сегодня ЕС не способен предложить Украине реалистичную программу интеграции. В то время как Соглашение о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли между Украиной и ЕС было представлено как панацея, оно не формулирует четкой экономической траектории, которая могла бы спровоцировать модернизацию. Поскольку у Запада нет ни необходимых ресурсов, ни политической воли полностью принять Украину, ее, в лучшем случае, будут держать на плаву с помощью финансовых вливаний».

Самый оптимистичный взгляд предложил, вполне ожидаемо, посол США в Киеве Джеффри Пайетт:

«На фоне ежедневных оживленных политических дебатов по поводу демократии и реформ на Украине можно легко потеряться среди множества деталей, но в действительности сегодня Украина переживает больше изменений, чем когда-либо за свою историю. За последние два года тот прогресс, которого удалось достичь, продемонстрировал, что когда украинцы объединяют свои усилия, ни один клептократ, ни один олигарх, ни одно государство не сможет их остановить».

В таком же духе высказался и Джеймс Шерр, сотрудник Королевского института международных отношений («Чатем хаус»):

«Убеждение в том, что Украина обречена на провал, старее, чем вся история Украины как независимого государства. Если бы это было так, то страна скатилась бы к коллапсу еще весной 2014 года. Вместо этого неудачу потерпел реваншистский проект «Новороссия» российского президента Владимира Путина. Реформы на Украине невозможно осуществить в тех временных рамках, которые отвели на это западные спонсоры. Не потому, что (Киев) не предпринимает реальных действий, но потому, что украинская политическая культура научилась регенерироваться таким образом, чтобы противостоять любым системным реформам».

Наконец, общий итог всему опросу подвел Юджин Румер, директор Программы по изучению России и Евразии в вашингтонском Фонде Карнеги:

«Вы задаете ужасный вопрос, который больше говорит о том, что происходит в головах людей в Брюсселе, нежели о ситуации на Украине. Он демонстрирует наивное убеждение в том, что революция 2013-14 гг. должна прямиком вести к демократии, процветанию, верховенству закона и европейской интеграции. Точно также наивно предполагать, что Россия смирится с этим фактом, отойдет в сторону и перестанет обращать внимание на Украину. Проблемы в этой стране копились долгие-долгие годы. Потребуются десятилетия, чтобы их преодолеть. Нет никакой гарантии, что это удастся сделать. И даже в случае успеха, этот процесс не будет прямолинейным, он будет полон отклонений и неудач. Объявите, что на Украине можно поставить крест, и это станет самосбывающимся пророчеством. Может нам тогда заодно поставить крест и на Европе, с ее «брекзитами», «грекзитами», беженцами, проблемами с еврозоной, российской угрозой и всем остальным?»

Американское военное присутствие в районе Арктики

В то время как военное руководство США решило увеличить военное присутствие в Европе, планы по сокращению воинского контингента на Аляске, озвученные в июле прошлого года, оставались без изменений. Тем не менее, в среду начальник штаба сухопутных войск генерал Марк Миллей на слушании в сенатском Комитете по бюджету выступил с рекомендацией отложить вывод войск хотя бы на год:

«После трех-четырех-пяти месяцев довольно интенсивного изучения обстановки, я пришел к выводу, что Россия не только ведет себя агрессивно в Европе, но и укрепляет свои позиции в Тихом океане и, особенно, в Арктике. Я считаю, что планы по выводу (воздушно-десантной) бригады противоречат национальной безопасности США. Поэтому я предлагаю продлить ее пребывание хотя бы на год, чтобы посмотреть, как будет развиваться стратегическая обстановка».

Данное заявление прозвучало во время обсуждения проекта оборонного бюджета, который предполагает сокращение численности американской армии с 475 тысяч человек до 450 тысяч к 2018 году. В рамках данного плана в следующем году Аляску должны были покинуть 2600 солдат.

В своем выступлении генерал Милли практически дословно повторил слова американского военного командования в Европе и руководства НАТО:

«(Россия) активизирует дополнительные воинские подразделения, она размещает командные центры и центры наблюдения, она проводит целый ряд мероприятий на севере. На мой взгляд, Россия является угрозой номер один для Соединенных Штатов».

При этом он добавил, что данная бригада является единственной на тихоокеанском направлении силой, способной осуществлять насильственное проникновение на территорию противника, и, в случае необходимости, она может быть переброшена в горячую  точку менее чем за восемь часов.

Однако если на европейском направлении такая риторика привела к конкретным результатам, то Аляска, а вместе в ней и Арктика, пока что не входит в число приоритетов руководства Пентагона.

Поэтому заявление генерала, скорее, отражает внутриведомственные противоречия по поводу долгосрочного военного планирования, нежели серьезные опасения по поводу российской агрессии на данном направлении.

Сенатор из Аляски Лиза Меркауски, которая уже давно борется за сохранение этой бригады в своем штате, а также за выделение средств на строительство новых ледоколов (другой больной вопрос в военных кругах США) с радостью восприняла слова генерала, однако как показала практика, они еще не гарантируют конкретных действий. Так, например, президент, пообещавший в сентябре построить несколько ледоколов, пока что выделил лишь начальную сумму (150 млн из требуемых 1-1,5 млрд долл.) на строительство одного, который будет спущен на воду не ранее 2024 года. Срок действия единственного функционирующего ледокола США (уже однажды продлевавшийся) истекает в 2023 году.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

18 июля 2015 | 15:09

Дайджест внешней политики США за неделю (10 - 17 июля)

Основное внимание Вашингтона на этой неделе – как и всего международного сообщества – было приковано к соглашению с Ираном о его ядерной программе, которое было достигнуто по итогам почти двух лет переговоров. Параллельно с этим в США состоялся американо-украинский бизнес-форум при участии прибывшей делегации из Украины во главе с премьер-министром страны и американских инвесторов, а также политического руководства США, включая президента Обаму. Не стихают в Вашингтоне дебаты касательно позиции США в отношении России, выявляя все больше раскол между госдепартаментом и Пентагоном.

14 июня 2014 | 13:20

Йенс Столтенберг: профиль нового генерального секретаря НАТО

Выступив в поддержку кандидатуры Столтенберга, Вашингтон и его союзники в Европе дали понять Москве, что рассчитывают на продолжения ее диалога с Альянсом даже в условиях нарастающего кризиса отношений между Россией и Западом. 

13 мая 2014 | 22:22

Гюлен, Эрдоган и будущее “Партии справедливости и развития” в Турции

В Турции активизируются внутриполитические процессы и углубляются линии разлома между субъектами политики. Основная линия противоречий сместилась с традиционного идеологического противостояния сторонников светского пути развития - прежде всего, военных - и их оппонентов к конфликту внутри правящей элиты.

11 ноября 2014 | 15:57

Бесперспективность санкций в борьбе с исламистским терроризмом

Попытки США стабилизировать ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке – и военным и мирным способами – пока доказывают свою неэффективность, а экстремистский исламизм во многом задает тон региональной политике.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова