Прошедшие в Канаде парламентские выборы и победа на них Либеральной партии означает предстоящие изменения в американо-канадских отношениях: от решения одних проблем до возникновения противоречий - по другим. Бывший Госсекретарь США Киссинджер выразил свою точку зрения в отношении конфликта в Сирии и оптимальной, по его мнению, политики Вашингтона в отношении него: эксперт выдвигает непопулярное решение дилеммы о том, кого считать "меньшим злом" - Асада или ИГИЛ. Происходящие во внутриполитической жизни США события все более ощутимо чувствуют на себе влияние набирающей ход предвыборной гонки.
ПРЕМИУМ
23 октября 2015 | 22:26

Дайджест внешней политики США за неделю (16-22 октября)

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

1. Победа либералов на выборах в Канаде устранит некоторые противоречия в отношениях с США, однако и повлечет за собой появление новых. В целом же, новый премьер-министр обещает усилить роль своей страны на международной арене, оставаясь при этом верным союзником своего южного соседа.

2. На фоне растерянности Вашингтона по поводу дальнейших действий в Сирии нельзя не обратить внимания на сценарий по выходу из ситуации, предлагаемый бывшим Госсекретарем Генри Киссинджером, согласно которому США еще могут избежать потери контроля над ситуацией, если сосредоточат свое внимание на борьбе с ИГ, а не свержении режима Асада.

3. На этой неделе во внутриполитической жизни США произошел целый ряд долгожданных событий: Джо Байден объявил о своем нежелании баллотироваться; республиканцы, наконец, определились с кандидатом на пост спикера Палаты представителей; а Хилари Клинтон в девятичасовом марафоне в одиночку держала оборону на заседании Комитета по Бенгази.

 

Выборы в Канаде

Политическая жизнь Канады крайне редко выходит на передовицы американских газет. В этом смысле исключением стала уверенная победа Либеральной партии на выборах в понедельник, которая положила конец 9-летнему пребыванию у власти консерваторов во главе со Стивеном Харпером. Ему на смену приходит молодой предводитель либералов Джастин Трюдо (Justin Trudeau) со своей повесткой дня и со своим взглядом на отношения с южным соседом.

Как отметил сам Трюдо в одном из своих предвыборных выступлений, «у (канадского) премьер-министра есть три основных обязанности: способствовать росту экономики, укреплять единство страны и успешно выстраивать отношения с Соединенными Штатами». По его мнению, для этого Канада должна укреплять сотрудничество в тех областях, где интересы двух стран совпадают, не забывая при этом об остальном мире.

«Я хотел бы обратиться ко всем нашим друзьям по всему миру: многие из вас были обеспокоены тем, что Канада за последние 10 лет перестала играть благотворительную и конструктивную роль на мировой арене, - заявил Трюдо после победы своей партии. –  Ну что же, от лица 35 миллионов канадцев, говорю: мы вернулись».

К областям сотрудничества относятся, в первую очередь, вопросы экологии. В преддверие Парижского саммита США заметно активизировали усилия по привлечению внимания международной общественности к этой проблеме, начиная с поездки президента на Аляску, заканчивая встречами с представителями бизнеса.

Трюдо, критиковавший своего предшественника за выход из программы по контролю вредных выбросов в рамках Киотского протокола, взял на вооружение подход Вашингтона: борьба с изменением климата – то не только благое дело, но и «выгодный бизнес».

Неразрывно с экологическими вопросами в американо-канадских отношениях идет проблема по строительству нефтепровода «Кистоун Икс-Эль» (Keystone XL Pipeline). Во времена Харпера данный проект, связывающий нефтеносные районы Канады с перерабатывающими заводами на юге США, рассматривался в качестве необходимого условия по развитию экономики. Однако администрация Барака Обамы в течение семи лет уходила от конкретного ответа, с одной стороны, находясь под давлением экологического лобби и собственной позицией в области экологии, с другой – опасаясь ухудшения отношений со своим северным соседом. Джастин Трюдо, не отказываясь от проекта, тем не менее, во время предвыборной кампании не раз упрекал Харпера в том, что он позволил частному вопросу негативно сказаться на общем уровне американо-канадских отношений. В таких условиях Вашингтону будет проще принять решение, что, по словам Белого Дома, обязательно произойдет в ближайший год.

Если смена правящей партии в Канаде поможет уладить данное противоречие, то она же грозит появлением нового. Одним из основных предвыборных обещаний Трюдо было прекращение участия Канады в бомбардировках ИГ в Ираке и Сирии. Вашингтон в ответ на это осторожно заметил:

«Мы ценим усилия, которые канадцы прилагали до сих пор в реализации нашей стратегии по подрыву и уничтожению ИГ, и, конечно же, мы надеемся, что они, как и ранее, продолжат играть важную роль в данном направлении».

Не удивительно, что данный вопрос возник в первом же телефонном разговоре между двумя лидерами, после которого Джастин Трюдо заявил, что Канада «останется влиятельным членом коалиции», однако «будет подходить к своему участию более ответственно». Также он отметил:

«(Барак Обама) с пониманием относится к сделанным мной обещаниям прекратить участие Канады в военной операции».

Другим предвыборным обещанием нового канадского премьер-министра было проведение «всеобъемлющих публичных дебатов в парламенте (по Транстихоокеанскому партнерству), в которых будет учтено мнение канадцев об этом историческом торговом соглашении». В целом поддерживая идею свободной торговли, Трюдо, тем не менее, критиковал закрытый характер переговоров. Кристофер Сэндс (Christopher Sands), директор Центра по изучению Канады в Школе передовых международных исследований Университета Джона Хопкинса, считает, что Оттава повременит с ратификацией, наблюдая за дебатами в США, от исхода которых будет зависеть и позиция Канады.

К прочим обещанным изменениям канадской внешней политики при Джастине Трюдо можно отнести установление безвизового режима с Мексикой (что позволит Канаде усилить свое влияние в Северной Америке, которая до сих пор была замкнута на США), увеличение квоты по принятию сирийских беженцев (25000 до конца этого года вместо 10000 по плану консерваторов), налаживание дипломатических отношений с Ираном (которые были прерваны в 2012 году), увеличение финансирования арктических проектов (обещанное, но так и не воплощенное Харпером). Что, к сожалению, останется без изменений – это крайне негативная позиция в отношении России. Во время предвыборной кампании Трюдо называл Владимира Путина «задирой», который «ведет опасную игру» в восточной Европе, «имеет негативное влияние» на Ближнем Востоке, а также прибегает к «провокационным действиям» в Арктике.

В целом, Роберт Ботвелл, профессор Университета Торонто, предсказывает:

«Трюдо вернет Канаду к традиционному для нее подходу к международным отношениям, который был характерен для всех премьер-министров, за исключением Харпера. Канада вернется к мультилатерализму, к безоговорочной поддержке (Организации) Объединенных Наций».

Киссинджер: Выход из Ближневосточного коллапса.

Сегодня, пожалуй, только ленивый не требовал от Вашингтона предъявить миру четкую стратегию по распутыванию узла противоречий на Ближнем Востоке. Тем временем Госдепартамент молчит, а его глава Джон Керри под разными предлогами (ко всеобщему негодованию сенаторов) избегает появления на заседании Комитета по международным отношениям. Белый Дом, поглощенный минимизацией урона от постоянно возникающих проблем, завяз в постоянном процессе «переоценки» (reviewing) своих подходов и заявляет (на этот раз устами Джо Байдена), что США не будут действовать только из-за того, что где-то в мире «плохие люди совершают плохие поступки».

На этом фоне нельзя не обратить внимания на конструктивный подход к решению проблемы, особенно если его предлагает такой авторитетный эксперт в области международных отношений, как Генри Киссинджер. В своем эссе он идет дальше критики текущей администрации, в отличие от вашингтонских политиков, выходит за рамки терминов «холодной войны», к чему часто скатывается мэйнстрим американского академического сообщества, и заканчивает анализ ситуации не вопросами, а конкретными предложениями.

Распутывать узел ближневосточных противоречий Киссинджер начинает с определения особенностей сложившейся ситуации. К таковым, в первую очередь, он относит тесное переплетение интересов различных сторон, в результате чего «традиционная максима «враг моего врага – мой друг» больше не применима».

«На Ближнем Востоке сегодня, скорее окажется, что враг твоего врага по-прежнему останется твоим врагом».

В таких условиях действия США, направленные на создание коалиции в регионе, были обречены на провал.

«Американская политика была направлена на балансирование между мотивациями всех сторон, и поэтому США оказались на грани, рискуя потерять контроль над развитием ситуации. Сегодня США имеют разногласия в той или иной степени со всеми странами региона: с Египтом из-за прав человека, с Саудовской Аравией из-за Йемена, со всеми участниками сирийского конфликта из-за различий в постановке целей».

Наконец, дальнейшее развитие ситуации, по его мнению, зависит по большей части от того, как различные игроки интерпретируют происходящее.

В качестве примера он приводит Иран:

«Каким образом иранские лидеры интерпретируют соглашение по ядерной программе, когда оно вступит в силу – как предотвращение неминуемой катастрофы посредством перехода к более умеренному курсу, способному вернуть Иран в рамки международного порядка? Или как победу, которая позволила ему добиться своих основных задач, вопреки оппозиции Совета Безопасности ООН, а значит, как стимул и впредь придерживаться двойственного подхода, действуя одновременно как легитимное государство и негосударственное движение, бросающее вызов мировому порядку?»

В основе предложенной Киссинджером стратегии лежит тезис о том, что сегодня главной проблемой, осложняющей и без того противоречивую ситуацию в регионе, является Исламское Государство.

«До тех пор, пока ИГ живо и сохраняет контроль над определенной территорией с четкими границами, оно лишь будет усугублять трения на Ближнем Востоке. Угрожая всем сторонам и проектируя свои цели за пределы региона, оно способствует замораживанию ситуации, а также провоцирует других на участие в осуществлении империалистического джихадистского сценария. Разрушение ИГ является более насущной проблемой, чем свержение Башара Асада, который уже потерял больше половины территории, находящейся когда-то под его контролем».

Лишь после этого, по мнению Киссинджера, можно перейти к вопросу о государственном устройстве Сирии.

«После того как с властью террористов в регионе будет покончено, и будет восстановлен политический контроль нерадикальных сил, следует заниматься определением будущего сирийского государства. Суннитская и алавитская части страны могут быть объединены в рамках федерации. Если алавитские регионы станут частью сирийской федеральной системы, то в таком контексте появится роль и для г-на Асада, что позволит сократить риск геноцида и скатывания к хаосу, что, в свою очередь, грозит стать подарком для террористов».

«В рамках такого Ближнего Востока, - продолжает Киссинджер, - роль США будет заключаться в обеспечении военных гарантий традиционным суннитским государствам, которые администрация дала в рамках дебатов по иранской ядерной программе».

Наконец, заключает он, успешность США будет зависеть не от их военной мощи, а от готовности разбираться в мельчайших деталях ситуации.

События внутриполитической жизни

На этой неделе в Вашингтоне произошел целый ряд внутриполитических событий, которых с нетерпением ждала вся страна.

Во-первых, вице-президент Джо Байден, наконец, официально заявил, что он не будет участвовать в президентской гонке. Если до этого многочисленные обозреватели гадали о том, какое решение примет вашингтонский ветеран, то теперь все в недоумении ищут причины его отказа. И на самом деле, выступление Байдена в «Розовом саду» было больше похоже на речь кандидата в президенты с изложением его политических взглядов, критикой республиканцев, высокопарными словами о величии США и укреплении единства нации. Исключением являлась единственная фраза:

«К сожалению, мне кажется, мы превысили сроки - сроки необходимые для организации успешной кампании в борьбе за номинацию (от партии)».

Данное решение, с одной стороны, не оставляет сомнений в том, что Демократическую партию на выборах 2016 года будет представлять Хилари Клинтон. С другой стороны, отказ Джо Байдена не оставляет надежды на то, что в предвыборной гонке появится хоть один кандидат, выступающий с позиций продолжения наследия Барака Обамы. С его отсутствием демократы неминуемо скатываются к «социализму» Берни Сандерса, или его более умеренному варианту – «прогрессивизму» Хилари Клинтон.

Во-вторых, страсти разгорелись и в стане «слонов» по поводу кандидатуры на место спикера Палаты представителей, между прочим – третьего по значимости лица в государстве. Если еще две недели назад ожидалась ожесточенная борьба за этот пост, то после неожиданного отказа Кевина Маккарти участвовать в выборах, все кандидаты просто испарились. Основной причиной называют поведение крайне правого крыла (объединившегося в рамках фракции «Фридом Кокос»), которое пыталось связать будущего спикера обязательствами реализовывать их повестку дня. В итоге, дело дошло до того, что после многодневных уговоров занять эту должность неохотно согласился Пол Райан, председатель Комитета по бюджету и ответственный за долгосрочную стратегию Республиканской партии в бюджетной политике. Однако он выставил встречные требования, в которые среди прочего входил пункт об изменении процедуры смещения спикера, что должно было лишить крайне правое крыло инструмента влияния, которым они успешно воспользовались в случае его предшественником Джоном Бейнером. В среду «Фридом Кокос» абсолютным большинством поддержал кандидатуру Райана, а выходящие с заседания республиканцы отмечали, что, несмотря на сохранение разногласий по поводу его требований, не остается сомнений, что все они со временем будут улажены.

Объясняя свои требования, Пол Райан заметил:

«Мы стали проблемой (для функционирования правительства). Я хочу, чтобы мы стали решением».

Наконец, третьим долгожданным событием на этой неделе стало заседание Комитета по Бенгази, на котором впервые в качестве свидетеля выступила Хилари Клинтон. За время предвыборной кампании действие Комитета, призванного разобраться в событиях, повлекших смерти сотрудников Госдепартамента, превратилось в оружие республиканцев против своего основного конкурента от демократической партии.

Хотя все и говорили о необходимости докопаться до истины, каждая из сторон преследовала свои собственные цели. Республиканцы стремились всеми силами доказать причастность Клинтон к произошедшей трагедии. Демократы призывали распустить комитет, который использует деньги налогоплательщиков для политической борьбы. Сама же Хилари Клинтон пыталась показать себя авторитетным политиком, не уходящим от ответственности, но и не нарушающим предписанных процедур. Результаты девятичасового допроса, временами прерываемого перепалкой между самими членами комитета, будут видны в ближайшее время, в том числе в цифрах рейтинга популярности Клинтон. Однако уже сейчас можно с уверенностью заявить, что, как республиканцы не откажутся от этого оружия в предвыборной гонке, основные страсти которой еще впереди, так и демократы «не сдадут» теперь уже своего единственного конкурентоспособного претендента на Овальный Кабинет.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

7 декабря 2016 | 19:06

Узбекистан стремится улучшить отношения с ближайшими соседями

После ухода Ислама Каримова внешняя политика Узбекистана переживает постепенную корректировку по отдельным стратегическим направлениям. Заметно активизировались двусторонние контакты Ташкента на разных уровнях с его соседями по Центральной Азии – Казахстаном, Таджикистаном и Кыргызстаном. При дальнейшем продолжении этого тренда возможно изменение ситуации в Центральной Азии.

26 октября 2016 | 22:57

Визит Илии II в Москву позволит обсудить вопросы российско-грузинских отношений

18 ноября в Москву с официальным визитом прибудет Католикос-Патриарх всей Грузии Илия II. Формат визита не предусматривает встреч с президентом России и другими высокопоставленными государственными деятелями, однако почти наверняка разговоры с участием Предстоятеля Грузинской Православной церкви будут выходить за рамки обсуждения сугубо религиозных проблем.

17 мая 2014 | 21:38

Трудное партнерство США и Пакистана

Завершение операции НАТО в Афганистане вновь ставит США и Пакистан в ситуацию, когда они утрачивают общие интересы. Многие в Вашингтоне считают необходимым пересмотр американской стратегии в отношении Пакистана для предотвращения втягивания последнего в орбиту Китая. 

25 мая 2015 | 18:00

Дуда на коне: Итоги президентских выборов в Польше

Новым президентом Польши стал Анджей Дуда. Его предшественник, Бронислав Коморовский, еще до объявления официальных результатов голосования признал поражение. Дуда — член партии «Право и справедливость», как и тоже занимавший президентский пост Лех Качиньский, вместе со своим братом Ярославом запомнившийся большинству россиян как махровый русофоб. Однако ожидать ухудшения отношений Москвы и Варшавы из-за успеха Дуды не стоит — это политик другого поколения, менее идеологически заряженный и более прагматичный.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.