Теракты в Париже спровоцировали новую волну оживленных споров о принятии США сирийских беженцев: и если раньше общественное мнение в основном высказывалось за их размещение, то теперь ситуация кардинально поменялась. На состоявшемся Форуме по глобальной безопасности американские эксперты проанализировали современные мировые вызовы и угрозы и способность США справляться с ними, а также попытались определить, каковы главные проблемы, с которыми столкнется новая администрация. В очередной раз военное сообщество выступило с обвинениями в адрес Белого дома в том, что тот стремится контролировать «каждую мелочь», что тормозит реализацию поставленных военных задач.
ПРЕМИУМ
20 ноября 2015 | 11:05

Дайджест внешней политики США за неделю (13-19 ноября)

1. Парижские события вернули на первый план внутриполитических дебатов США вопрос о приеме сирийских беженцев. Однако если в сентябре Администрацию обвиняли в бездеятельности, то теперь, под влиянием общественного мнения, раздаются требования ограничить программу.

2.  Американские эксперты, собравшиеся 16 ноября на Форум по глобальной безопасности 2015, попытались выделить основные характеристики современных международных отношений, которые станут определяющими для внешней политики новой администрации.

3. В то время как целый ряд публикаций обвиняет Белый дом в подрыве результативности военных операций из-за его желания контролировать каждую мелочь, Барак Обама не скрывает усталости от необходимости постоянно отстаивать стремление «не наделать глупостей».

 

 

Размещение сирийских беженцев

Вслед за трагическими событиями в Париже в США вновь развернулась дискуссия о принятии сирийских беженцев. В то время как официальные власти заявили, что не намерены вносить коррективы в свои планы, политики всех мастей, как на федеральном, так и на местном уровнях, незамедлительно откликнулись на распространившееся среди американцев чувство страха. Опрос общественного мнения, опубликованный «Блумберг» 18 ноября, показал, что 53% опрошенных высказались против приема сирийских беженцев. При этом 28% поддержали продолжение программы, а 11% заявили, что США должны принимать лишь тех сирийцев, которые исповедуют христианство.

Около половины губернаторов в США сказали, что не будут размещать на территории своих штатов сирийских беженцев. Эти заявления, не имея никаких юридических оснований, носят, главным образом, популистский характер.

Единственное, что могут сделать губернаторы – это отказаться от федеральных средств, выделяемых на реализацию программы, что лишит беженцев дотаций, однако не может отнять у них права селиться, где они пожелают.

На практике же такая позиция губернаторов вылилась в ряд мер, призванных усложнить жизнь беженцев. Так, например, губернатор Луизианы Бобби Джиндал отдал приказ полиции отслеживать перемещение 13 сирийцев, направленных в его штат на данный момент.

Кандидаты в президенты от Республиканской партии пошли в несколько другом направлении. Тед Круз и Джеб Буш призвали ввести религиозный ценз, что идет в разрез не только с американской конституцией, но и общественным мнением. В отличие от них, две трети американцев не торопятся винить во всем ислам, который, по их мнению, является миролюбивой религией, однако извращается некоторыми для оправдания насилия. Такой же дискриминационный, хотя и более оригинальный выход предложил Дональд Трамп. Обходя стороной вопрос о беженцах, он посчитал необходимым составить национальную базу данных всех мусульман на территории США и выдавать им специальные удостоверения личности, где бы указывалось их вероисповедание.

Обитатели Капитолийского холма избрали более «изысканные» способы по борьбе с программой. Во-первых, срочно сформированная группа в Палате представителей составила законопроект, призывающий усложнить процедуру проверки беженцев. Не прекращающий программу (что сразу отпугнуло бы демократов), он вводит такие требования, которые гарантируют, что в ближайшее время на территории США не появится ни одного сирийского беженца. В четверг законопроект получил межпартийную поддержку в Палате представителей, а в ближайшее время состоится голосование и в Сенате. Во-вторых, некоторые конгрессмены рассматривают возможность воспользоваться «властью кошелька» (purse power) – лишить программу беженцев финансирования. Это, в свою очередь, может вернуть на повестку дня, казалось бы, недавно разрешенный бюджетный вопрос.

На это Госдепартамент, курирующий программу, откликнулся пламенной речью. В среду пресс-секретарь Джон Кирби «отчитал» и строптивых губернаторов, и республиканских кандидатов в президенты, и их однопартийцев в Конгрессе:

«Любопытно, что всего несколько недель назад, если вы почитаете различные записи (выступлений), когда в сентябре на берегу обнаружили тело ребенка, меня и других официальных лиц упрекали в том, что мы делаем слишком мало, что нам необходимо открыть двери, ускорить процесс. Теперь все с точностью до наоборот. Теперь нам говорят: надо взять паузу; надо остановиться; вы не должны этого делать. Мы говорили тогда, и я повторю то же самое сегодня: существует тщательная процедура проверки. Укрепление национальной безопасности является первоочередной задачей правительства Соединенных Штатов. Так было всегда. И когда вы все кричали, что делается слишком мало, мы отвечали: необходимо найти баланс между защитой населения страны и соответствием демократическим ценностям.

И разработанная нами программа поддерживает этот баланс. Мы вынуждены сочетать эти два направления. Мы можем это делать. Мы обязаны это делать. Вы что, хотите, чтобы ИГ взяло над нами верх? Вы хотите дать им то, на что они рассчитывают? Тогда закройте программу по размещению беженцев. Отнимите у людей, которые сами стали жертвами насилия, шанс укрыться здесь, в США. Скажите им: вам здесь не рады. Давайте, начните их игнорировать, и можно будет поздравлять террористов с победой, ведь именно это является их целью. Они хотят, чтобы мы боялись. Они хотят изменить мышление и поведение западного общества».

В данном споре все факты указывают на правильность позиции Администрации: программа по приему сирийских беженцев не угрожает безопасности американцев. Перед попаданием на территорию страны они проходят настолько тщательный отбор, что оказываются, по словам Госдепартамента, самой безопасной группой прибывающих в Америку иностранцев. С 1 октября в США было размещено всего 187 человек, которые подавали заявки еще полтора-два года назад. При этом 50% всех принятых с 2011 года сирийских беженцев – это дети, и лишь 2% - «одинокие мужчины, способные участвовать в боевых действиях». (Single men of combat age)

Однако, как показывает практика, настроения электората для политиков иногда оказываются важнее фактов.

Форум по глобальной безопасности 2015

На этой неделе в Центре стратегических и международных исследований прошел Форум по глобальной безопасности 2015 (Global Security Forum 2015), на котором американские эксперты и представители различных ведомств провели оценку готовности США справляться с современными угрозами, а также попытались заглянуть в будущее и составить список проблем, с которыми столкнется следующий президент

Текущую ситуацию «разобрал» Генри Киссинджер, бывший советник по национальной безопасности и госсекретарь, а ныне председатель международной консалтинговой фирмы «Киссинджер Ассошиэйтс». Продолжая основную мысль своей последней книги «Мировой порядок», он заметил, что в настоящее время «мы сфокусированы на сохранении мирового порядка, структура которого была создана несколькими европейскими государствами, и теперь настало время осознать появление новых сил, определить наши потребности и очертить пределы наших возможностей».

В этом смысле, по его словам, США предстоит непростая задача перестройки внешнеполитического мышления, которое традиционно определялось необходимостью реагировать на отдельно взятые кризисы.

«На протяжении всей нашей истории нам не приходилось сталкиваться с ситуацией, когда обязательным атрибутом внешней политики становилась бы оценка быстро меняющейся ситуации через призму постоянных внешнеполитических установок. Наше участие в международных делах обычно происходило в результате возникновения непосредственной угрозы, после преодоления которой мир возвращался к стабильности. Ни одной значительной мировой державе в этом плане не повезло так, как нам. К тому же, мы регулярно меняем наше руководство, и каждая новая администрация начинает пересмотр подхода целиком. На самом же деле успешная внешняя политика должна опираться на постоянные принципы, на основе которых происходит корректировка в зависимости от обстоятельств. Невозможно каждые 4 или 8 лет играть (претворяться) в переписывание этих принципов».

Данный процесс поддержания постоянства, отмечает Генри Киссинджер в своей книге, осложняется современными реалиями, когда «новые методы сбора и передачи информации не только сокращают расстояние между различными регионами, но и проектируют все события в глобальном масштабе, что требует от руководства государств моментальной реакции в виде легко воспринимаемых слоганов».

«Особенность современных технологий такова, что общественное мнение часто формируется под воздействием картинки на экране, которая передает основы проблемы в очень сжатой (концентрированной) форме, и вызывает, в первую очередь, эмоциональный, а не рациональный, отклик».

Наглядным примером этому является, например, обсуждение в США проблемы беженцев.

Особое внимание современным технологиям, правда в более практическом ключе, уделил и выступивший на Форуме директор ЦРУ Джон Бреннан. По его словам, службы безопасности стараются «успеть» за мировым прогрессом, который не только приносит пользу человечеству, но и увеличивает уязвимость стран перед лицом внешних угроз. В этом смысле, события в Париже должны были «послужить сигналом» всему миру. Его заявления о необходимости увеличить полномочия спецслужб в сборе информации, а также жесткая критика в адрес т.н. «разоблачителей», предающих огласке секретные документы, спровоцировали возмущение некоторых американских СМИ.

Например, газета «Нью-Йорк Таймс» в среду опубликовала гневную статью, в которой доказывала, что «проблема заключается не в недостатке информации, а в неспособности властей действовать в соответствии с этой информацией».

Обсуждая внешнеполитическую повестку дня следующего президента, Макинзи Иглен, научный сотрудник Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute), заметила, что «разворот в сторону Азии» останется основной внешнеполитической целью США, однако его осуществление будет замедляться более насущными проблемами.

«Сегодня наблюдается межпартийное осознание необходимости увеличения внимания к Азиатско-тихоокеанскому региону. Однако все американское планирование в области безопасности было нарушено фундаментальными изменениями, происходящими в Европе. Роль Европы, в качестве гаранта мировой безопасности, воспринималась нами как данное, и я не уверена, что так будет через 14 месяцев (когда в Овальном кабинете будет новый президент). Это (направление) потребует значительных ресурсов Министерства обороны. Ближний Восток продолжит потреблять наши ресурсы, даже несмотря на политику минимального вмешательства. Проведение успешной политики на всех трех направлениях заставит военное ведомство работать на пределе возможностей. Поэтому «разворот в сторону Азии» сохранится, однако он не может осуществляться за счет других направлений».

При этом все эксперты сошлись во мнении, что уже нельзя говорить о сокращении военного присутствия США в Европе. Теперь вопрос решается о форме этого присутствия – на основе постоянного базирования или ротации. Выбор между этими вариантами будет осуществляться исходя из соображений экономии.

В целом, именно экономия средств и поиск баланса (слово «баланс», пожалуй, повторялось в тот день чаще всего) между различными направлениями внешней политики (как в географическом, так и в функциональном смыслах) станет, по мнению участников форума, основной проблемой для нового президента.

Отношения между Пентагоном и Белым домом

Напряженные отношения, сложившиеся между Белым домом и Пентагоном, уже не раз становились предметом общественных обсуждений. Бывшие министры обороны, выражали накопившееся недовольство в мемуарах. Их подчиненные – в заявлениях, произносимых непосредственно перед или после отставки. Тем временем, действующие сотрудники военного ведомства стараются воздерживаться от прямой критики, делая комментарии на условиях анонимности, либо ограничиваясь констатацией своей позиции, которая очень часто идет в разрез с линией администрации и Госдепартамента.

На этой неделе на защиту военного сообщества встал председатель Комитета по вооруженным силам Палаты представителей республиканец из Техаса Мак Торнберри.  Он обвинил Белый дом в стремлении контролировать каждую деталь военных операций, что часто затрудняет, а иногда и подрывает их выполнение.

«Военная операция должна выполняться военными. Детальность контроля (со стороны Белого дома) просто невероятна».

В качестве примера он привел кампанию в Афганистане, где сотрудники Совета по национальной безопасности не только лично отбирали цели для нанесения авиаударов, но и проверяли уровень топлива в баках истребителей. По словам Торнберри, подобное вмешательство привело к тому, что в 75% всех вылетов самолеты возвращались на базу, так и не сбросив ни одной бомбы.

Похожая ситуация наблюдалась и в случае с недавней операцией по поддержанию свободы навигации в Южно-Китайском море. По распоряжению Белого дома, эсминец «Лассен», вошедший в двенадцатимильную зону вокруг островов, сделал это с выключенным оборудованием прицельной наводки и с его борта не взлетел ни один вертолет, чтобы «продемонстрировать всеми возможными способами, что совершается простой проход без каких-либо военных целей». По мнению некоторых экспертов, это подорвало весь смысл подобной операции, которая проводится для того, чтобы продемонстрировать, что в спорной зоне американские корабли ведут себя так же, как и в открытом море. Более того, это могло иметь прямо противоположный эффект: Китаю был подан четкий сигнал, что в спорной зоне США будут вести себя соответственно.

Советник по национальной безопасности президента Джорджа Буша-младшего Стивен Хэдли заметил, что текущая Администрация настолько осторожно подходит к применению военной силы, что подобные шаги, если они все-таки происходят, имеют запоздалый и лишь частичный эффект.

Справедливости ради надо отметить, что и у Белого дома есть повод для недовольства. Все восемь лет Барак Обама старался проводить умеренную внешнюю политику, просчитывать (насколько это возможно) все возможные последствия (т.е. стараясь «не натворить глупостей»), избегал необдуманных действий (иногда в ущерб результативности). И делал он это вопреки постоянной критике со стороны военных, сочувствующих им республиканцев и простых американцев: рейтинги президента в последнее время находятся на рекордно низких уровнях. Особенно трудно быть осторожным в критические моменты, когда давление со всех сторон заметно усиливается. Очевидно, именно с этой мыслью Барак Обама выступал на саммите «Группы 20» в Турции, где он даже не пытался скрыть своей усталости от постоянных объяснений, разочарования от непонимания и даже, по словам некоторых комментаторов, злости на весь ополчившийся против него мир.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

24 февраля 2016 | 16:50

Российско-американское соглашение о перемирии в Сирии и борьба за Ракку

Соглашение с оппозицией фактически высвобождает значительные силы сирийской армии для похода на восток - на территории, подконтрольные ИГ. Да, со стратегической точки зрения глупо идти в наступление до окончательной зачистки флангов и тыла от местных «демократов», однако сейчас не до осторожности - началась игра за звание победителя ИГ. Это звание и все причитающиеся бонусы получит тот, кто первым возьмет Ракку - сирийскую столицу «Исламского государства».

25 ноября 2015 | 11:17

Мотивы Турции в инциденте с Су-24 ВКС России и реакция турецких элит

Вопиющая провокация, которая привела к гибели по крайней мере одного российского пилота, нанесла непоправимый ущерб взаимодействию двух стран. Благодаря такой турецкой «акции» под вопрос ставится не только российско-турецкое взаимодействие, под вопросом теперь и только возникавший диалог по линии Россия-США-ЕС в области борьбы с терроризмом в регионе.

25 марта 2016 | 19:35

Дайджест внешней политики США за неделю (18-24 марта)

На прошедшей неделе одним из центральных событий внешней политики США стал визит Президента США на Кубу, который символизировал историческую нормализацию американо-кубинских отношений, однако не снял целый ряд  традиционных спорных вопросов между Вашингтоном и Гаваной. Теракты в Брюсселе вновь стимулировали дебаты касательно мер безопасности во избежание подобных событий в США, но прийти к консенсусу касательно политики в отношении американских мусульман по-прежнему не удается. Подписанное соглашение об усилении сотрудничества в сфере обороны между США и Филиппинами вызвало ожидаемо острую реакцию со стороны Китая.

13 мая 2015 | 22:00

Грузия: приближение к НАТО или сближение с США?

11 мая 2015 года в Грузии стартовали совместные американо-грузинские военные учения «Достойный партнер». Они продлятся две недели. Учения в таком формате проводятся на грузинской территории впервые. Они нацелены на проверку боеготовности военнослужащих национальной армии Грузии, которым предстоит участвовать в силах быстрого реагирования Североатлантического альянса. Впрочем, любые учения выходят за рамки специальных военно-технических сюжетов. И нынешние совместные грузино-американские тренинги проходят во вполне определенных международных контекстах.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова