Главным объектом спекуляций и обсуждений медийных и экспертных кругов США на прошедшей неделе стало сообщение о выводе части российских сил из Сирии. Не меньше внимания привлекли к себе непоследовательные высказывания Госдепартамента в отношении проведенных в Иране испытаний баллистических ракет. В ходе слушания сенатского Комитета по международным отношениям заместитель Госсекретаря отчиталась за политику США на Украине: большинство слушателей волновал вопрос недостаточного давления на Россию, которая препятствует проведению реформ Киева.
ПРЕМИУМ
18 марта 2016 | 22:24

Дайджест внешней политики США за неделю (11-17 марта)

1. Сообщения о намерении России частично сократить военное присутствие в Сирии вызвали удивление в Вашингтоне и стали причиной многочисленных спекуляций в СМИ об «истинных» мотивах Кремля.

2. Обеспокоенность по поводу темпов реформ на Украине достигла на этой неделе сенатского Комитета по международным делам, где на этой неделе выступила Виктория Нуланд. Тем не менее, сенаторов больше волновал вопрос о том, каким образом это скажется на готовности европейцев продлевать санкции.

3. Конгрессмены, недовольные бездеятельностью Администрации по поводу испытания баллистических ракет Ираном, перешли на этой неделе в наступление, угрожая Тегерану новыми санкциями.

 

Сокращение военного присутствия России в Сирии

Основной темой прошедшей недели стало «неожиданное» решение о выводе «основной части (российской) воинской группировки из Сирийской Арабской Республики». Именно на неожиданности делали акцент американские СМИ, на что Стивен Коэн, профессор Принстонского и Нью-Йоркского университетов, заметил:

«У меня дома есть папка, где собраны материалы СМИ, неверно толкующие Путина. И самый большой подраздел называется «Мы этого не ожидали». Меня больше всего поражает одна вещь – почему все всегда удивляются тому, что делает Путин? Все его публичные заявления, которых очень много и для прочтения которых не требуется знание русского языка, довольно откровенны. Реальность такова, что наш так называемый класс политических медиа не слушает Путина, не читает его заявлений. Кроме этого, они верят только собственной пропаганде. Наконец, они настолько демонизируют Путина, что даже не могут вообразить, что у него есть рациональные взгляды на развитие России, мира и его собственную роль во всем этом. Когда в октябре Путин объявил об отправке бомбардировщиков в Сирию, он обозначил, что пред (Россией) стоят две основные задачи. Во-первых, поддержать армию Асада, чтобы та могла вести успешную борьбу с террористами ИГ, потому что Россия не собирается отправлять туда сухопутную армию. А во-вторых, стабилизировать военную ситуацию в Сирии, что позволит начать процесс переговоров. И также он высказал предположение, что для этого будет достаточно 3-5 месяцев. Бинго-бинго-бинго! Миссия выполнена!»

Как бы то ни было, заявление российского президента, первые сообщения о котором добрались до США во время брифинга Госдепартамента, поставили пресс-секретаря в тупик. В понедельник он признался, что пока не видел данного заявления и «придержит любые комментарии до тех пор, пока у (Госдепартамента) не появится шанс взглянуть на него и сделать надлежащие выводы». Уже на следующий день он добавил, что ему «не известно о личных беседах (Госсекретаря с его российским коллегой), в которых фигурировал бы именно вывод войск» и что он не собирается спекулировать по поводу мотивов данного решения, «которые, честно говоря, (США) не известны».

Между тем, сообщение заметно изменило тон заявлений Госдепартамента в отношении России. Если еще в воскресенье Джон Керри предупреждал, что «президенту Путину, который взял на себя огромные обязательства по поддержке Башара Асада, следовало бы проявить больше внимания к тому, что президент Асад запел совсем другую песню и отправил своего министра иностранных дел, чтобы подорвать то, на что согласились (Россия) и Иран», то во вторник он поставил сокращение российского военного присутствия в один ряд с прекращением насилия в Сирии и началом политического диалога в Женеве, что, по его словам, является признаком «улучшения ситуации» и знаменует собой начало «чрезвычайно важного этапа».

Комментарии Белого Дома и Пентагона были более сдержанны. Пресс-секретарь Минобороны во вторник осторожно отметил, что пока Сирию покинуло лишь незначительное количество российских самолетов и, Пентагон, «вместе со всеми, ждет, какие практические шаги последуют за заявлением президента Владимира Путина о частичном выводе войск». Белый дом, в свою очередь, напомнил, что «неоднократно называл агрессивную военную интервенцию России на стороне режима Асада помехой переговорному процессу», и добавил, что «пока не понятно, какое влияние на переговоры окажет решение России».

В академическом и медийном сообществах, тем временем, появился широкий спектр версий, ограничиваемый лишь изобретательностью их авторов. Наиболее популярные из них и «не обязательно взаимоисключающие» суммировал Арон Лунд, эксперт Ближневосточной программы Фонда Карнеги. Во-первых, «Путин, возможно, говорит правду» о том, что Россия считает свои цели выполненными. Во-вторых, «Путин может блефовать», желая сегодня получить дивиденды в ожидании того, что переговоры провалятся, и появится новый предлог вернуть войска. В-третьих, сокращение военного присутствия России в Сирии может быть расценено как отступление в результате сбывающегося пророчества Барака Обамы относительно «увязания» Москвы в затяжном конфликте. В-четвертых, (крайне маловероятно, отмечает эксперт, поскольку удивление Вашингтона было на лицо) это может быть результат секретного соглашения между Россией и США. В-пятых, возможно, что Россия таким образом пытается надавить на Асада, который в последнее время на фоне военных успехов начинает действовать все более независимо. Наконец, не исключено, что Москва, создав условия для наступления войск Асада на позиции ИГ (чаще всего упоминается освобождение Пальмиры), отходит в сторону, чтобы вынудить Вашингтон напрямую координировать свои действия с ненавистным ему сирийским режимом.

Окончательный ответ на вопрос, какая из множества версий более всего соответствует реальности, Вашингтон получит на следующей неделе во время срочно организованного визита Джона Керри в Москву.

«Украинские реформы: два года после Майдана и российского вторжения»

Во вторник на слушании сенатского Комитета по международным отношениям заместитель госсекретаря по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд отчиталась перед конгрессменами за политику Администрации в отношении Украины. По словам председателя комитета республиканца Боба Коркера (Теннеси), данное слушание потребовалось, так как у законодателей появилась «обеспокоенность по поводу прогресса реформ». Однако после двухчасового «разбора полетов», он уточнил, что причиной обеспокоенности является не столько положение дел в Киеве, сколько влияние отсутствия прогресса на готовность европейских партнеров продлить санкции в этом году, что, по словам бывшего американского посла в Узбекистане (2000-03) и на Украине (2003-06) Джона Хербста, «будет настоящей катастрофой».

В своей вступительной речи, Нуланд повторила предостережение, озвученное вице-президентом Джо Байденом во время его визита в Киев в декабре прошлого года:

«Сегодня ставки высоки как никогда. Сильное единое лидерство в Киеве способно сделать 2016 год поворотным для украинского суверенитета и европейского будущего страны. Если украинское руководство вернется к своим обещаниям продвигать страну вперед, США должны быть рядом, чтобы поддержать их, это в наших собственных национальных интересах. В то же время мы должны быть также непоколебимы, как и украинский народ, в требованиях к руководству страны сегодня, пока еще не утрачена возможность, взять на себя обязательство сделать Украину чистой, сильной и справедливой».

Основным инструментом для стимулирования прогресса в стране Нуланд назвала «обусловленную помощь» (pegged assistance):

«Если они не будут принимать конкретные шаги, мы не сможем оказывать поддержку».

При этом она поддержала решение МВФ отложить предоставление очередного транша:

«У МВФ, как и у правительства США, сегодня нет иного выбора, поскольку мы не уверены в том, кто будет получателем (этой помощи)».

Отвечая на вопрос о наиболее важных областях, где реформы необходимы в первую очередь, Виктория Нуланд поставила на первое место судебную систему, за которой шли сфера социальных услуг (поскольку это больше всего раздражает население), налогообложение и, наконец, приватизация государственных предприятий.

Сенаторы во время слушания фактически разделились на два неравных лагеря. Большинство волновал вопрос недостаточного давления на Россию, которая, по их словам, до сих пор отправляет войска на восток Украины, поставляет вооружения, нарушает перемирие, и вообще, всячески мешает Киеву проводить реформы.

При этом критика в адрес России очень органично вписывалась в их собственную повестку дня. Так, сенатор от штата Джорджия Дэвид Пердю поднял вопрос об ограничении российского влияния в Грузии (между страной и Национальной гвардией штата Джорджия заключено соглашение о партнерстве). Сенатор Джон Барраззо, выступающий за ускорение процесса выдачи лицензий на экспорт сжиженного газа (LNG), обратил внимание на необходимость срочно снизить влияние России в области энергетики, «которое она использует как оружие». Наконец, сенатор Джеймс Риш, пользуясь случаем, поинтересовался у Нуланд, о намерениях Госдепартамента помешать реализации запроса России по переводу материальной базы Договора по открытому небу на цифровые технологии. С 2014 года критикующий возможность России осуществлять разведывательные полеты над территорией США, он пообещал в ближайшее время «межпартийные действия Конгресса» в данном направлении.

Несмотря на это единицы, все-таки, не отклонялись от основной темы слушания и задавали вопросы о реальном положении дел в Киеве. Например, сенатор Джин Шахин поинтересовалась, насколько «президент Петр Порошенко осознает (обеспокоенность США)». Подобный вопрос она пояснила историей из личного общения с украинским президентом:

«В октябре во время нашей встречи он только и говорил, что о необходимости борьбы с коррупцией. Но когда мы сказали ему: «Знаете, эта борьба должна начинаться с Вас», - он предпочел не обращать внимания на наше замечание».

Ответ Вашингтона на испытание баллистических ракет Тегераном

Другой широко обсуждаемой (иногда на повышенных тонах) темой прошедшей недели стала реакция Администрации, а вернее – ее отсутствие – на проведенные 8 и 9 марта в Иране испытания баллистических ракет.

Остроты и без того крайне спорному в Вашингтоне вопросу добавила непоследовательная позиция Госдепартамента, который 9 марта назвал испытания нарушением резолюции ООН 2231, а в понедельник, к всеобщему негодованию журналистского пула, сделал шаг назад, ограничившись характеристикой действий Ирана как «провокационных и дестабилизирующих» и, «как минимум не соответствующих духу резолюции».

Непосредственным поводом к этому стало указание российского постпреда в ООН Виталия Чуркина на формулировку резолюции 2231, где, в отличие от предыдущих документов СБ по Ирану (например, резолюций 1929 и 2010), прямой запрет на проведение подобных испытаний был заменен призывом «не осуществлять любую деятельность, связанную с разработкой и созданием баллистических ракет, спроектированных таким образом, чтобы они были способны доставлять ядерное оружие, включая запуски с использованием технологии баллистических ракет».

Такая ситуация, в которой благодаря технической уловке Иран может избежать наказания (предсказанная сенатором Бобом Коркером еще в декабре), стала причиной волны критики в адрес Администрации. Эд Ройс, глава Комитета по международным отношениям Палаты представителей, заявил:

«Вместо того, чтобы однозначно осудить опасные испытания Ирана, Администрация готова вывернуться наизнанку, чтобы доказать, что ядерная сделка, имеющая множество недостатков, не была нарушена».

После заседания СБ ООН в понедельник, на котором стало понятно, что коллективных действий в отношении Ирана предпринято не будет, американские конгрессмены решили действовать самостоятельно, и уже в четверг представили на рассмотрение законопроект о новых санкциях в связи с поддержкой Ираном терроризма и нарушением прав человека, что технически, как отмечается в тексте документа, не является нарушением заключенного президентом соглашения по ядерной программе.

Еще в феврале Джон Керри отмечал, что Администрация не поддерживает идеи принятия новых санкций против Ирана в связи с испытаниями ракет, однако на фоне растущего давления со стороны Конгресса в понедельник Белый дом занял более примирительную позицию:

«Я не буду исключать возможности введения против Ирана санкций, будь-то международным сообществом или исключительно Соединенными Штатами. Обычно мы стараемся не говорить о санкциях до их введения, поскольку это может подорвать их эффективность. Но, безусловно, это может стать частью нашего ответа».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

7 ноября 2016 | 22:10

Следующий президент США: профессиональные профили Хиллари Клинтон и Дональда Трампа

За считанные дни до президентских выборов по-прежнему нельзя твердо сказать, кто станет новым президентом США. Избирательная кампания с первых дней была насыщенна провокациями и крутыми поворотами, такой она и осталась до конца. Доклад аналитического агентства "Внешняя политика" посвящен вопросу, каким именно президентом могут стать Хиллари Клинтон и Дональд Трамп.

4 мая 2016 | 13:21

Национальная консолидация в Армении на фоне Нагорно-Карабахского обострения

После купирования военного противостояния не менее важной задачей для Еревана является обеспечение и продвижение своих интересов на переговорном поле, где ситуация совсем нелегка. Блицкрига не получилось, однако и азербайджанская армия показала себя отнюдь не слабым противником и не разбилась при ударе о карабахскую твердыню. И в этом плане объединение интеллектуальных ресурсов крайне важно.

4 декабря 2015 | 13:58

Дайджест внешней политики США за неделю (27 ноября-3 декабря)

Когда всеобщая паника в США, вызванная событиями в Париже, сменилась более конструктивной озабоченностью по поводу уязвимости страны, Вашингтон огласил дальнейшие планы по борьбе с ИГ и укреплению национальной безопасности. Белый дом откликнулся на критику постоянно недовольных республиканцев и потребовал от них принять ряд законопроектов, направленных на укрепление национальной безопасности. После публикации резонансного доклада, подготовленного межпартийной группой в Палате представителей, внимание обратили и на безопасность первых лиц государства и их высокопоставленных гостей.

12 мая 2017 | 17:38

Дайджест внешней политики США (5 - 11 мая)

Отставка главы ФБР Джеймса Коми, ведущего расследование «российских связей» Трампа переросла в политический шторм с угрозами импичмента. Вашингтон объявил о начале поставок вооружений сирийским курдам. Администрация Трампа взяла курс на укрепление отношений с Грузией, заключив соглашение об обмене разведывательным данными и приняв закон о бюджете, впервые содержащий статью об оккупации грузинских территорий.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова