Ольга Ребро
Саммит «двадцатки» и предшествовавшая ему дипломатическая подготовка стали первым «пробным» столкновением двух конкурирующих взглядов на развитие международной системы. Освещение давно ожидаемой встречи Трампа с Путиным в США сопровождалось усилением атак на администрацию по линии «русских связей». «Челночная дипломатия» Тиллерсона в Персидском заливе позволила выйти из объявленного Вашингтоном тупика в разрешении ситуации вокруг изоляции Катара.
ПРЕМИУМ
14 июля 2017 | 12:36

Дайджест внешней политики США (7 - 13 июля)

1. Саммит «двадцатки» и предшествовавшая ему дипломатическая подготовка стали первым «пробным» столкновением двух конкурирующих взглядов на развитие международной системы. Результатом такой «пристрелки» стала итоговая декларация, где заявления о либерализации торговли и глобализации были разбавлены «трамповскими» мотивами протекционизма.

2. Освещение давно ожидаемой встречи Дональда Трампа с Владимиром Путиным в США сопровождалось усилением атак на администрацию по линии «русских связей», что, с одной стороны, не позволило избавиться от некоторых «раздражителей», с другой – отвлекло внимание от более серьезных договоренностей, демонстрирующих готовность сторон к конструктивному диалогу.

3. «Челночная дипломатия» Тиллерсона в Персидском заливе позволила выйти из объявленного Вашингтоном на прошлой неделе тупика в разрешении ситуации вокруг изоляции Катара, но и подтвердила опасения Госдепартамента о затяжном характере кризиса.

Саммит «Группы 20»

Состоявшаяся на прошедшей неделе вторая зарубежная поездка американского президента была приурочена к проходившему в Гамбурге саммиту «двадцатки». Как и в первом случае, напряженные переговоры со «старыми» союзниками Вашингтон уравновесил посещением страны, симпатизирующей политике новой администрации.

В этом смысле выбор Польши не кажется удивительным. Уже являясь одним из пяти членов НАТО, чьи расходы на оборону соответствуют двухпроцентному требованию, Польша в июне объявила о намерении довести их до 2,5% к 2030 году (при условии благоприятной экономической ситуации в стране). Положительно Варшава отнеслась и к новой энергетической политике Вашингтона, став 7 июня первым получателем среди центрально-европейских стран американского сжиженного газа. Антироссийская позиция польского руководства позволила Дональду Трампу проявить жесткость в отношении Москвы, что было крайне положительно воспринято аудиторией в США, а трения в отношениях Польши с европейскими институтами даль повод сделать выпад в адрес глобализма: «Некоторые не замечают этой опасности, но она знакома полякам: постепенное распространение бюрократии, которая высасывает жизненные соки и богатство населения. Запад стал великим не из-за бумажной волокиты и регулирования. Мы должны противостоять тем силам, которые размывают наши ценности (свободы личности и суверенитета) и стирают границы между культурами, религиями и традициями, благодаря которым мы являемся теми, кто мы есть», - заявил Дональд Трамп под аплодисменты.

Пока Дональд Трамп находился в Варшаве, критикуемые им «опасные силы» вели собственную подготовку к саммиту. Накануне мероприятия ЕС и Япония подписали соглашение о намерении заключить договор о свободной торговле, переговоры по которому ведутся с 2011 года. Это должно было символизировать жизнеспособность многосторонних торговых соглашений в «эпоху Трампа». А глава КНР Си Цзиньпин, в последнее время испытывающий все возрастающее давление со стороны Вашингтона, в преддверие «двадцатки» заручился поддержкой Москвы в решении ядерной проблемы КНДР (выдвинув альтернативный американскому подход), а также провел очередной раунд «пандовой дипломатии» (предложив Германии «разделить ответственность за поддержание мира, стабильности и процветания»).

На этом фоне состоявшийся саммит стал первым, пока еще ознакомительным, столкновением этих различных взглядов на будущее мирового развития. Осторожность и нежелание предпринимать опрометчивые решения позволили все же достичь компромисса по всем вопросам, за исключением экологии, где, по словам Меркель, «19 членов «Группы 20» подтвердили свою непоколебимую приверженность Парижскому соглашению». Так, страны «двадцатки» согласились с требованиями Вашингтона включить в итоговую декларацию осторожную критику международной торговли и инвестиций, ускорить процесс разработки мер в отношении перепроизводства стали (Вашингтон пригрозил единолично ограничить импорт стали для защиты собственных производителей), а также, после напряженных дебатов, были добавлены слова о продвижении экспорта американских углеводородов. Впрочем, многие участники не скрывали несерьезного отношения к достигнутым договоренностям. «Соглашения, заключенные сегодня, не обязательно будут выполняться завтра», - приводит слова участвовавших в саммите «европейских лидеров» газета «Вашингтон пост».

Встреча Дональда Трампа и Владимира Путина

На фоне продолжающихся атак на американскую администрацию по линии «российских связей» основное внимание во время визита Дональда Трампа в Европу было приковано к его встрече с Владимиром Путиным. С точки зрения американских СМИ, начавших освещение данного события со «срочной новости» о наплыве русских шпионов в США, результативность встречи оценивалась не достигнутыми договоренностями, а жесткостью риторики Трампа относительно вмешательства России в выборы.

В этой связи не удивительно, что заявление российского министра иностранных дел Сергея Лаврова о том, что Дональд Трамп «принял» «четкие заявления» о непричастности Москвы, вызвали бурю негодования, которая позже была сведена на нет более осторожными словами Владимира Путина:

«Он задал, повторяю, много вопросов на эту тему. Я, насколько был в состоянии ответить, ответил на все эти вопросы. Мне кажется, что он принял это к сведению и согласился. Но на самом деле, как он к этому отнёсся, Вы лучше спросите у него».

Такой подход к американо-российским отношениям через призму внутренней политики, ставший характерной чертой текущей обстановки в США, препятствует трезвой оценке двусторонних отношений. С одной стороны, все, что так или иначе связано с «русским вмешательством» (и относится администрацией в разряд «раздражителей», а не «проблем»), рассматривается под микроскопом и любой прогресс незамедлительно пресекается. К этой категории относятся вопросы возвращения России ее собственности, конфискованной в последние недели администрации Обамы, снятия санкций (что даже не обсуждается), а также инициатива по созданию двусторонней рабочей группы по вопросам кибербезопасности. Дональд Трамп, сначала поприветствовавший этот шаг как возможность предпринять конкретные шаги по решению преследующей его администрацию проблемы, был вынужден публично усомниться в перспективе его реализации под давлением «общественности», которая больше заинтересована в развитии темы «русских хакеров», чем в ее устранении.

С другой стороны, совершенно без внимания остаются более серьезные договоренности, демонстрирующие настрой Москвы и Вашингтона на конструктивное сотрудничество. Так, во-первых, президенты согласились возобновить встречи рабочей группы по устранению «раздражителей». Этот диалог на уровне замминистров был прерван по инициативе Москвы в конце июня после ужесточения Вашингтоном существующих санкций. Во-вторых, было объявлено о введении режима прекращения огня на юго-западе Сирии. Госдепартамент назвал это «позитивным сигналом о возможности США и России достигать практических результатов, когда интересы двух стран пересекаются». В-третьих, по итогам встречи Тиллерсон объявил о создании должности специального представителя для ведения переговоров по разрешению конфликта на Украине, на которую был назначен Курт Волкер, бывший посол в НАТО и соратник сенатора Джона Маккейна. Мэтью Рожански, директор Института Кеннана при Международном центре Вудро Вильсона, отметил, что назначение Волкера, в котором Россия видит «ястреба», обрадует Европу и Украину, однако предостерег, что результативность его работы будет зависеть от того, насколько близко он будет сверять свою позицию с планами Белого дома в отношении Москвы.

Челночная дипломатия Тиллерсона

Из Гамбурга, совершив короткие остановки в Киеве и Стамбуле, американский госсекретарь отправился в регион Персидского залива, чтобы «оказать помощь в разрешении ситуации вокруг Катара». За четыре дня Тиллерсон посетил Кувейт (10 июля), выступающий в качестве основного посредника, провел переговоры в Дохе (11 июля), затем совершил поездку в Джидду (12 июля), где встретился с официальными лицами Саудовской Аравии, Египта, Бахрейна и ОАЭ, после чего снова вернулся в Доху (13 июля). До Тиллерсона с аналогичной миссией регион посетил министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон, а 15-16 июля эстафету примет его французской коллега Жан-Ив Ле Дриан.

Поездка Тиллерсона стала результатом растущей обеспокоенности Вашингтона развитием ситуации в Заливе. С 5 июня (когда Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром) США, заинтересованные в поддержании тесных отношений как со всеми сторонами конфликта, попытались самоустраниться от роли посредника. Несмотря на практически ежедневные контакты Тиллерсона со своими коллегами в регионе, Госдепартамент продолжал настаивать, что «не планирует влиять на принятие решений сторонами, поскольку, в конечном итоге, именно им предстоит жить с этими решениями».

Позиция США начала меняться в начале июля, когда Катар ответил отказом на предъявленный ему ультиматум. Перечень из 13 пунктов (включающий среди прочего закрытие телеканала «Аль-Джазира», снижение уровня дипотношений с Ираном, полный разрыв связей с организацией «Братья-мусульмане», необходимость прекращения военного присутствия Турции на территории эмирата) катарский министр иностранных дел назвал равнозначным «требованию отказаться от суверенитета». В этой ситуации Госдепартамент занял более настороженную позицию:

«Нас все больше беспокоят противоречия (между Катаром и странами ССПГЗ), разрешение которых сегодня зашло в тупик. Мы считаем, что кризис будет продолжаться недели и месяцы, и не исключаем его углубления».

На этом фоне результаты визита Вашингтон оценил со сдержанным оптимизмом: «Всего неделю назад мы говорили о тупике, поэтому хотя бы тот факт, что госсекретарю удалось поговорить со всеми сторонами, мы рассматриваем как движение в нужном направлении», - отметила 13 июля пресс-секретарь Госдепартамента. С другой стороны, сам Тиллерсон заявил, что состоявшиеся беседы подтвердили его опасения о затяжном характере кризиса.

Конкретным достижением усилий Тиллерсона, попытавшегося разделить существующие противоречия на несколько «корзин» по степени вероятности достижения компромисса, стало подписание американо-катарского меморандума о борьбе с финансированием терроризма, призванного «вернуть дух сотрудничества эр-риядского саммита». Данный шаг Рекс Тиллерсон сопроводил похвалой в адрес Дохи, которая, по его словам, «первой откликнулась на призыв президента Трампа положить конец спонсированию терроризма». Тем не менее, сам меморандум четыре страны, участвующие в блокаде, назвали «недостаточным шагом», а похвалы в адрес Катара дали повод обвинить США в занятии стороны Катара, чего Вашингтон больше всего хотел избежать в данной ситуации.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

4 марта 2015 | 23:26

Убийство Немцова стало большей проблемой для Кремля, чем его деятельность

Убийство Немцова фактически оказалось наиболее эффективным способом использовать политика в борьбе против Москвы - по сути Немцов был идеальным кандидатом на роль сакральной жертвы. Однако вероятнее всего, имело место чудовищная политическая провокация, организованная теми, кто плохо понимает российскую политику и место Немцова в ней, но хорошо понимает, какой международный резонанс и давление на российские власти вызовет такое убийство.

14 ноября 2014 | 13:00

Документ дня: «О приоритетах польской дипломатии»

Поскольку в экономической сфере евроинтеграция не дает ясных положительных перспектив, Варшава стремится искать политический выход из положения. Для Гжегожа Схетины это, прежде всего, - необходимость сплочения перед лицом внешней угрозы.

15 декабря 2014 | 10:00

Новые колонизаторы Африки

Приметой нашего времени стала «дипломатия трубопроводов» и борьба инвесторов за месторождения углеводородов. Растущее промышленное производство КНР требует все больших объемов энергии и сырья, так что Пекин активно включился в передел ресурсов мира.

22 мая 2015 | 20:12

Дайджест внешней политики США за неделю (15-21 мая)

На прошедшей неделе основными темами внешнеполитической повестки США остаются сирийское и украинское досье, которые Вашингтон пытается связать во взаимозависимые и сделать предметом торга, навязываемого Москве. Вместе с тем, все новые успехи боевиков Исламского государства в Ираке на фоне продолжающейся военно-воздушной операции международной коалиции под руководством США вновь поставили вопрос о смене тактики действия Вашингтона в этом направлении. Параллельно с этим, новое развитие получила проблема закрытия тюрьмы Гуантанамо.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова