Ольга Ребро
Президентский указ об ужесточении миграционной политики вызвал волну протестов внутри США и негодование внешнеполитических ведомств других стран. Настороженность вызвали сообщения о недружественном характере переговоров Трампа с мировыми лидерами по телефону. Изменение тональности российско-американских отношений осталось на таком фоне малозаметным.
ПРЕМИУМ
3 февраля 2017 | 11:43

Дайджест внешней политики США (27 января – 2 февраля)

1. Подписанный в пятницу президентский указ по миграционной политике вызвал волну протестов внутри страны, негодование внешнеполитических ведомств и законодателей, ответные меры со стороны Ирана и угрозу таких мер со стороны Ирака, критические заявления лидеров демократических государств, а также нервное молчание мусульманских стран, не попавших под запрет.

2. Сообщения о далеко недружественных, вопреки официальным заявлениям Белого дома, разговорах Дональда Трампа с основными союзниками США заставили законодателей насторожиться, а лидеров этих государств искать другие каналы для разъяснения позиции Вашингтона по ключевым вопросам.

3. На фоне бурного начала президентства Трампа, американо-российские отношения отошли на второй план, и изменение тональности двусторонних отношений, продемонстрированное во время телефонного разговора, а также «технические изменения» антироссийских санкций не вызвали критических замечаний со стороны вашингтонских элит.

«Немусульманский» запрет на въезд граждан семи преимущественно мусульманских стран

Едва утихшие протесты по случаю инаугурации вспыхнули с новой силой в субботу. На этот раз поводом стал президентский указ, вводящий временный запрет на прием сирийских беженцев и запрещающий въезд в страну гражданам семи, преимущественно мусульманских, стран (Иран, Ирак, Ливия, Сомали, Судан, Сирия и Йемен). Подписанный вечером в пятницу, он привел к задержаниям в аэропортах страны сотен людей, многие из которых, так и не пройдя паспортного контроля, были возвращены на родину.

Главным поводом для недовольства стало само содержание указа, охарактеризованного критиками как «антимусульманский» («Muslim ban»). Масла в огонь подлило признание бывшего мэра Нью-Йорка Руди Джулиани, который в субботу в эфире «Фокс Ньюз» заявил, что Дональд Трамп хотел ввести запрет на въезд мусульман и попросил «найти способ сделать это легально».  Позже пресс-секретарь Белого дома, защищая действия Трампа, заметил, что в основе запрета лежит не религиозный принцип, а интересы национальной безопасности. С одной стороны, под действие указа подпадают далеко не все мусульманские государства, с другой – он распространяется на все, в том числе немусульманское, население перечисленных стран. Кроме этого, он добавил, что список стран был взят из документов предыдущей администрации, которая уже определила их как наиболее опасные.

Несмотря на это, к протестам людей в аэропортах в понедельник добавились законодатели. Лидеры демократов в обеих палатах Нэнси Пелоси (Калифорния) и Чак Шумер (Нью-Йорк) выступили перед зданием Верховного суда и пообещали сделать все возможное, чтобы добиться отмены указа. Протестующих поддержал и Барак Обама, заметив, что именно так и следует себя вести, когда на кону стоят американские ценности. Вслед за этим исполняющая обязанности генпрокурора Салли Ейтс (номинированный на эту должность Джефф Сешнс пока не одобрен Сенатом) заявила, что не считает возможным доказать конституционность данного указа, и постановила Министерству юстиций не защищать действия президента в суде. Несколько часов спустя Ейтс была уволена.

Если демократы были недовольны содержанием указа, то республиканцы – его реализацией. Во-первых, как выяснилось позже, указ был подготовлен «за их спинами»: помощники законодателей, работавшие над текстом, не поставили в известность своих начальников. Также администрация не сочла нужным проконсультироваться с профильными министерствами, в результате чего около тысячи сотрудников Госдепартамента подписали «ноту несогласия» («dissent cable»). Во-вторых, указ был назван недоработанным. В частности, Администрация не дала надлежащих указаний относительно того, что делать с гражданами этих стран, имеющими «гринкарты», а также участниками т.н. «программы специальных виз» (special immigrant visa program), получившими право на въезд в США за помощь американским военным во время конфликтов. После нескольких редакций указ был смягчен.

Помимо обострения внутриполитической обстановки, действия Трампа вызвали волну недовольства на международной арене. Ближайшие союзники осудили позицию Вашингтона, а канадский премьер-министр даже пообещал разместить в своей стране всех беженцев, которым будет отказано во въезде в США. Из подпавших под действие указа государств наиболее жестко отреагировал Иран. Назвав его «оскорблением всему мусульманскому миру», иранский министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф в субботу пообещал дать пропорциональный ответ. Вскоре Тегеран прекратил выдачу виз американским гражданам, а в понедельник появились сообщения, что Иран перестанет использовать доллары в официальных расчетах и финансовой отчетности. Реакция Ирака, тесно сотрудничающего с США в экономической и военной сферах, оказалась более сдержанной. В понедельник парламентарии призвали правительство запретить въезд в страну американцам, однако на следующий день иракский премьер-министр Хайдер Аль-Абади отказался последовать их совету и выразил надежду, что указ будет в скором времени отменен. С аналогичными заявлениями выступили официальные лица Судана и Йемена.

Мусульманские страны, не попавшие под ограничение, предпочли промолчать. За исключением отдельных критических комментариев от представителей академических кругов и СМИ, власти Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ, Иордании, а также Организация исламского сотрудничества (объединяющая 57 стран) не выступили с официальными заявлениями. В Пакистане против указа высказался министр внутренних дел, а премьер-министр Турции осудил указ, лишь когда его об этом спросили журналисты. Президент Филиппин, и вовсе, поддержал миграционную политику Трампа, которая, по его словам, была неверно охарактеризована как «антимусульманская».

Дипломатические американские горки

Первые рабочие контакты Дональда Трампа с главами государств либеральные СМИ окрестили «дипломатическими американскими горками». На прошлой неделе в центре внимания оказался мексиканский президент: сначала Дональд Трамп выразил готовность сотрудничать по реформированию НАФТА, затем из-за вопроса о стене Ньето отменил визит в США, после чего 27 января состоялся «примирительный» телефонный разговор двух лидеров, а 1 февраля агентство «Ассошиейтид Пресс» сообщило, что Трамп «предложил» направить в Мексику американские войска (поскольку мексиканские военные боятся наркодиллеров).

На этом фоне все с настороженностью ждали предстоящих контактов Трампа с европейскими союзниками. Первым из них стала британский премьер-министр Тереза Мэй, посетившая в пятницу Вашингтон. Как оказалось, лидеры двух стран смогли найти общий язык, и встреча завершилась взаимными заверениями в прочности «самых особых отношений», в приверженности НАТО (и необходимости достичь двухпроцентную планку военных расходов), а также в незамедлительном начале двусторонних торговых переговоров. Подчеркивая дружественный характер встречи, Мэй пригласила американского президента посетить Великобританию с официальным визитом и лично познакомиться с Королевой. Дональд Трамп, в свою очередь, горячо поддержал решение британцев выйти из ЕС:

«Я считаю, Брекзит положительно отразится на развитии вашей страны. Когда все будет улажено, вы вернете себе свою идентичность, вы сможете пускать в свою страну тех, кого захотите, и вы сможете заключать соглашения о свободе торговли самостоятельно, без постороннего надзора».

Данное заявление, фактически осуждающее европейскую интеграцию, а также «антимусульманский» запрет, подписанный после встречи с Мэй, задали тон намеченным на следующий день телефонным разговорам с канцлером ФРГ Ангелой Меркель и французским президентом Франсуа Олландом. В обеих беседах, согласно пресс-релизам Белого дома, Трамп подчеркнул важность НАТО, а также обсудил дальнейшие шаги по борьбе с терроризмом. Однако его европейские коллеги охарактеризовали разговоры несколько иначе. Официальное заявление Франции гласило, что президент Олланд предостерег Трампа об опасности протекционизма и подчеркнул необходимость защищать демократические принципы. А пресс-секретарь Меркель сделал акцент на том, что во время разговора канцлер объяснила американскому президенту, что США подписали международную конвенцию, согласно которой не могут отказаться от приема беженцев. Наконец, 31 января всеобщую настороженность европейских элит относительно Трампа высказал председатель Европейского Совета Дональд Туск, назвав новую администрацию США одной из угроз единству ЕС:

«Впервые в нашей истории так много людей открыто высказывают антиевропейские взгляды. Особенно настораживают изменения в Вашингтоне, которые ставят Европейской Союз в сложную ситуацию; новая администрация, кажется, намерена пересмотреть последние 70 лет американской внешней политики».

Неоднозначно начались отношения Дональда Трампа и с другим американским союзником – Австралией. За коротким и в целом позитивным пресс-релизом Белого дома о телефонном разговоре американского президента с австралийским премьер-министром Малькомом Тернбуллом последовала разоблачающая статья «Вашингтон пост». Ссылаясь на «высокопоставленных чиновников», авторы статьи сообщили: со словами «это был самый худший из моих телефонных разговоров» Дональд Трамп просто повесил трубку. Причиной разногласий стало заключенное Бараком Обамой соглашение, в котором США обязались принять сотни беженцев, находящихся на островах вблизи Австралии. Многие из них являются гражданами стран, подпавших под миграционный запрет. Статья была подтверждена уже на следующий день никем иным, как самим Дональдом Трампом. «В это невозможно поверить! Администрация Обамы согласилась разместить тысячи нелегальных иммигрантов из Австралии. Почему? Я изучу эту дурацкую сделку!», - гласила запись в твиттере американского президента. Тернбулл отказался комментировать телефонный разговор, однако заявил, что Вашингтон пообещал выполнить соглашение.

Разговоры Дональда Трампа с американскими союзниками заставили насторожиться законодателей, и в четверг Джон Маккейн счел необходимым лично связаться с австралийским послом в Вашингтоне, чтобы «выразить непоколебимую поддержку союзу между США и Австралией». Для «прояснения позиции» Администрации в Вашингтон планирует прибыть и министр иностранных дел Германии. Сам же Дональд Трамп, не отрицая напряженного характера разговоров, заметил:

«Миру угрожает серьезная, серьезная опасность сразу на нескольких направлениях. Я увидел это особенно четко, когда стал президентом. У мира большие неприятности, но мы наведем порядок. Правда, ведь? Это то, что я умею делать – я чиню вещи. Когда вы слышите, что я жестко веду телефонные разговоры, просто не обращайте внимания. Нам необходимо быть жесткими. Настало время. Все государства мира нами пользуются, практически все. Мы положим этому конец».

Разговор с Владимиром Путиным

На фоне протестов, межпартийных баталий по поводу номинаций и тревожных сигналов об отношениях Трампа с союзниками американо-российские отношения в последние две недели отошли на второй план. В тени остался и скудный на сенсации телефонный разговор двух президентов.

Первый рабочий контакт глав государств продемонстрировал «настрой на активную совместную работу по стабилизации и развитию российско-американского взаимодействия на конструктивной, равноправной и взаимовыгодной основе» (пресс-релиз Кремля), и «заложил основу налаживания отношений между США и Россией, которые давно нуждаются в восстановлении» (пресс-релиз Белого Дома). Подобный тон стал логичным продолжением сделанных ранее заявлений Трампа о необходимости сотрудничества с Россией, особенно (это подчеркнуто в обоих официальных заявлениях) в сфере борьбы с терроризмом.

Положительному характеру беседы способствовал и тот факт, что лидеры не обсуждали спорные вопросы, сконцентрировавшись на областях сотрудничества. Согласно «неназванному источнику» из Администрации, «Украина была упомянута вскользь, а санкции вообще не упоминались». Отсутствие резких изменений обнадежило и межпартийную группу законодателей, накануне разговора предупреждавших о необходимости сохранения санкций.

На удивление спокойно было воспринято и объявление о «технической поправке» наложенных в конце декабря санкций. Общаясь с журналистами, представитель Министерства финансов заявил, что это была необходимая мера, вызванная жалобами американских компаний, которые не могли импортировать в Россию высокотехнологичные товары потребления в связи с запретом ФСБ. Также он добавил, что принятие данной меры планировалось еще задолго до дня инаугурации. Пресс-секретарь Белого дома отметил в четверг, что и речи не идет о снятии санкций, а действия Минфина являются обычной процедурой. В подобном ключе высказался и Джон Маккейн, один из авторов готовящегося законопроекта об ужесточении антироссийских санкций.

В целом, данная поправка к санкциям является, скорее, проявлением заботы об американских производителях, нежели реверансом в адрес Москвы.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

28 ноября 2015 | 13:00

Блокадное продолжение: Выборы в Приднестровье ухудшат положение республики

В воскресенье, 29 ноября, в Приднестровье пройдут местные выборы, итог которых, каким бы он ни был, обострит ситуацию в республике. На протяжении нескольких месяцев здесь усиливается турбулентность: этому способствует блокада со стороны соседей и углубление экономического кризиса. Политические и экономические проблемы в совокупности вполне могут поставить под вопрос само существование ПМР как независимого государства.

15 ноября 2017 | 20:58

Парадоксы и противоречия российско-американских отношений

Ситуацию в российско-американских отношениях можно охарактеризовать как наиболее запутанную за всё время после окончания «холодной войны». С одной стороны, страны разделяют глубокие противоречия по огромному числу вопросов. С другой стороны, на уровне первых лиц есть готовность вести конструктивный диалог с тем, чтобы попытаться выбраться из глубокой ямы, в которой эти отношения находятся.

15 декабря 2015 | 19:00

Крах СССР как загадка века: геополитическая катастрофа ХХ столетия или "конец империи зла"?

Исторический процесс самоопределения, запущенный с распадом СССР и сформированный самой советской моделью власти и управления, не закончился. До урегулирования этнополитических конфликтов на территории бывшего Советского Союза и признания новых границ легитимными его распад невозможно считать окончательно завершенным.

30 ноября 2016 | 19:46

Заявления Эрдогана остаются элементом политического торга

29 ноября президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что решение о начале военной операции в Сирии было принято, чтобы положить конец руководству Башара Асада. Несмотря на нервную реакцию российских СМИ, риторика турецкого лидера является не более чем элементом торга за выгодные переговорные позиции. Москва и Анкара должны соотнести свои интересы в Сирии и на Ближнем Востоке, чтобы избежать повторения потенциально взрывоопасных ситуаций, имевших место в недавнем прошлом.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова