Ольга Ребро
Объясняя письмо, содержащее отказ от участия в саммите в Сингапуре, необходимостью положить конец «двухмесячному флирту» с Северной Кореей, американская администрация на этой неделе возобновила подготовку, отметив появившуюся серьезность намерений Пхеньяна. Перемирие в торговой войне с Китаем завершилось новыми угрозами со стороны Вашингтона, призванными поднять ставки на предстоящем раунде переговоров.
ПРЕМИУМ
1 июня 2018 | 09:53

Дайджест внешней политики США (25-31 мая)

1. Объясняя письмо, содержащее отказ от участия в саммите в Сингапуре, необходимостью положить конец «двухмесячному флирту» с Северной Кореей, американская администрация на этой неделе возобновила подготовку, отметив появившуюся серьезность намерений Пхеньяна.

2. Перемирие в торговой войне с Китаем завершилось новыми угрозами со стороны Вашингтона, призванными поднять ставки на предстоящем раунде переговоров.

3. В четверг Вашингтон сообщил, что не намерен более откладывать введение тарифов на сталь и алюминий, чем открыл второй фронт торговой войны, бросив вызов ближайшим союзникам: Мексике, Канаде и странам ЕС.

Активизация подготовки к саммиту между США и КНДР

Неожиданное решение американского президента отменить встречу с северокорейским лидером сменилось столь же непредсказуемой активизацией действий по подготовке к саммиту.

Официальным поводом для письма Дональда Трампа Ким Чен Ыну были названы оскорбительные слова в адрес вице-президента Майка Пенса, прозвучавшие, в свою очередь, после заявления Пенса о том, что денюклиаризация  Северной Кореи должна проходить по «ливийскому сценарию». Такое объяснение, однако, не вызвало доверия, поскольку, с одной стороны, личные оскорбления между Вашингтоном и Пхеньяном не являются чем-то новым, с другой – администрация в начале марта уже продемонстрировала готовность проявлять сдержанность, фактически оставив без ответа слова главы КНДР об отказе от полного разоружения.

Иное объяснение предложил госсекретарь Майк Помпео. В четверг на слушании сенатского комитета по международным делам он отметил, что Северная Корея начала игнорировать неоднократные запросы США относительно организации  саммита: «Мы постоянно слышали длинные гудки в телефонной трубке», - отметил госсекретарь. Кроме этого, сообщалось, что Пхеньян, вопреки данным ранее обещаниям, не послал делегацию в Сингапур для обсуждения деталей протокола, не допустил международных экспертов на место взрыва ядерного полигона, а также сопроводил все это угрозами ядерного противостояния, если США откажутся от саммита. Наконец, объединяя все эти версии, журналисты «AP» со ссылкой на сотрудников администрации, заметили, что письмо было необходимо, чтобы положить конец «двухмесячному флирту» и либо начать серьезную подготовку, либо вовсе отменить саммит, возложив при этом всю вину на «испугавшийся» Пхеньян.

Очевидно, гамбит администрации сработал, и уже в среду подготовка к саммиту возобновилась в ускоренном темпе. Американские делегации были направлены в Сингапур (для обсуждения организационных деталей), в демилитаризованную зону (для выработки конкретной повестки дня саммита), а сам Майк Помпео приехал в Нью-Йорк для встречи с «правой рукой» Ким Чен Ына и главным ответственным лицом за проведение саммита генералом Ким Ен Чхолем. Находящемуся под американскими санкциями северокорейскому генералу было разрешено посещение Нью-Йорка (где расположено единственное в США дипломатическое представительство КНДР при ООН), после чего, было сделано еще одно исключение и ему разрешили отправиться в Вашингтон, чтобы лично встретиться с Дональдом Трампом и передать ему письмо от северокорейского лидера.

На фоне стремительно развивающихся событий Белый дом занял осторожно-оптимистичную позицию, отмечая, что США будут готовы к участию в саммите 12 июня, но не исключил его переноса на более поздний срок. Майк Помпео, подводя итог встречам в Нью-Йорке, заметил, что «за последние 72 часа был совершен настоящий прорыв в создании необходимых условий (для проведения саммита)», однако продолжил называть саммит «предполагаемым».

Повышение ставок перед третьим раундом американо-китайских торговых переговоров

«Перемирие» в торговой войне между США и КНР, объявленное на прошлой неделе министром финансов Стивеном Мнючином, продлилось чуть более недели, когда во вторник Белый дом вернулся к старым угрозам, пообещав ввести тариф в 25% на импорт китайских товаров, производство которых субсидируется в рамках программы «Сделано в Китае 2025», усилить давление на Пекин по линии ВТО, а также ввести ограничения на китайские инвестиции в высокотехнологичные отрасли американской экономики.

Уже традиционно такое неожиданное изменение курса администрации вызвало смешанную реакцию. Критики Трампа обвинили его в отсутствии четкой стратегии. «Администрация отчаянно бросается защищать китайских рабочих, выступая на стороне нарушителя иранских и северокорейских санкций компании ZTE, - заявил Рон Уайден, старший демократ в сенатском комитете по финансам. – Теперь мы видим шаг в противоположном направлении. Я не вижу никакой логики в таких хаотичных решениях». Другие усмотрели в происходящем изменение расстановки сил между «умеренными» и «ястребами» внутри администрации. «В последнее время баланс сил в этой администрации все больше смещается в сторону более враждебного настроя к Китаю. Но пока все-таки рано говорить, что Трамп окончательно отказался от сделки», - заметил Джеффри Бейдер, курировавший отношения с Китаем в администрации Обамы. Наконец, третьи расценили данный шаг как подготовку к следующему раунду торговых переговоров, который состоится на выходных в Пекине. Американскую делегацию на этот раз возглавит министр торговли Уилбур Росс.

«(Дональд Трамп) просто пытается воссоздать рычаг давления в преддверие поездки Росса в Китай, чтобы, во-первых, стимулировать более конструктивный диалог, а во-вторых, получить возможность представить перед домашней аудиторией любые достигнутые договоренности как результат такого давления», - отметил Скотт Кеннеди, заместитель директора программы китайских исследований в Центре стратегических и международных исследований.

Такое объяснение созвучно официальной позиции китайского министерства торговли, которое отреагировало на такой «тактический маневр» достаточно сдержанно, хоть и подчеркнуло, что он противоречит достигнутому ранее компромиссу.

Тем не менее, советник Трампа по экономическим вопросам Ларри Кадлоу призвал не верить замешательству Китая:

«Сейчас (Китай) пытается изобразить удивление, говорит, что не ожидал такого. А, между тем, они прекрасно знали, что все к этому идет, и что им необходимо предпринять конкретные действия».

При этом, Кадлоу, отмечая некоторые встречные шаги со стороны КНР, назвал их недостаточным, и подчеркнул, что «настоящим прорывом» станет согласие Пекина изменить условия собственности в совместных предприятиях. По его словам, американские компании, выходя на китайский рынок, должны создавать совместные предприятия с китайским бизнесом, который, получая 51% акций, вынуждает передачу технологий. «Этот вопрос обсуждался в Пекине, обсуждался в Вашингтоне и, я уверен, будет поставлен Россом во время его поездки в Китай, - отметил Кадлоу. – Если китайцы согласятся пойти на уступки в правах собственности, то это станет настоящей новостью. Пока этого не произошло».

Открытие второго фронта торговой войны

В четверг Белый дом сообщил, что более не намерен откладывать введение тарифов на сталь и алюминий в отношении «оставшихся» союзников США (Мексики, Канады и ЕС), которые вступят в силу с 1 июня.

«В своем заявлении о намерениях в марте президент Трамп призвал все страны, сотрудничающие с Соединенными Штатами в области безопасности, обсудить возможные альтернативные пути устранения урона национальной безопасности, который наносится экспортом их стали и алюминия в Соединенные Штаты, - сообщается в пресс-релизе администрации. – США заключили соглашение с Южной Кореей по стали, о чем было объявлено 30 апреля. С Австралией, Аргентиной и Бразилией были достигнуты договоренности по стали и с Австралией и Аргентиной – по алюминию. Тем не менее, несмотря на неоднократный перенос сроков введения тарифов, США не смогли добиться удовлетворительного результата в переговорах с Канадой, Мексикой и странами Европейского Союза».

Реакция союзников США последовала незамедлительно. Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер назвал тарифы «неоправданными», охарактеризовал действия США как «протекционизм в чистом виде» и пообещал возбудить дело против США в рамках ВТО, а также ввести импортные пошлины на некоторые группы американских товаров. В аналогичном ключе высказалась еврокомиссар по торговле Сесилия Мальстрем:

«На протяжении переговоров США пытались использовать угрозу торговых ограничений как рычаг давления, чтобы добиться уступок со стороны ЕС. Так дела не ведутся, особенно с давними партнерами, друзьями и союзниками. Теперь, когда мы это поняли, ответ ЕС будет пропорциональным и будет соответствовать правилам ВТО».

Повторяя предупреждение президента Франции Эмманюэля Макрона о том, что «торговые войны зачастую превращаются в войны настоящие», французский министр финансов объявил о «начале торговой войны» между США и «ближайшими партнерами». Секретарь по международной торговле Великобритании назвал тарифы «откровенным абсурдом», а пресс-офис британского премьер-министра сообщил о «глубоком разочаровании». Канцлер ФРГ Ангела Меркель еще за день до введения тарифов пообещала, что европейский ответ будет «продуманным, решительным и совместным».

Ответы Канады и Мексики, введение тарифов против которых Вашингтон объяснил отсутствием «необходимых результатов» в переговорах по НАФТА, отличались большей конкретикой по сравнению с заявлениями европейцев. Мексиканское министерство экономики опубликовало список товаров (начиная со стали и заканчивая сырами), на которые будут введены импортные пошлины в размере, эквивалентном потерям от американских тарифов. Канадское правительство объявило о введении пошлин на общую сумму в 12,8 млрд. долл. США, в том числе на сталь и алюминий, которые вступят в силу через две недели.

Уилбур Росс, комментируя возможный ответ союзников, подчеркнул несопоставимость потенциальных потерь с объемами экономики США:

«Никакой торговой войны нет. Речь идет о долях процента. Вы только сравните: (обещанные ЕС тарифы на сумму) 3 млрд. долл. и наша 18-триллионная экономика. Это намного-намного меньше одного процента».

Тем не менее, данные меры могут быть только началом. На прошлой неделе американская администрация запустила новое расследование, аналогичное тому, которое привело к введению тарифов на сталь и алюминий, на этот раз в области автомобилестроения. Вскоре после этого появились утечки, согласно которым Дональд Трамп в разговоре с Макроном пообещал «покончить с разъезжающими по Нью-Йорку “Мерседесами”».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

24 июня 2014 | 22:47

Внешняя политика правительства Нарендры Моди в Индии и отношения с Россией

В России традиционно принято говорить о неизменном характере российско-индийских отношений вне зависимости от того, кто находится у власти в «крупнейшей демократии мира». Однако Москве выгоден приход к власти именно правительства «Индийской народной партии».

27 марта 2018 | 22:40

Дайджест внешней политики Германии 20-27 марта

После консультаций с европейскими партнерами Германия приняла решение поддержать Великобританию в «деле Скрипаля» и выслать четырех российских дипломатов. Во время своего двухдневного визита Хайко Маас приложил массу усилий, чтобы сгладить негативные впечатления Нетаньху от Зигмара Габриэля. Заявления главы МВД Хорста Зеехофера о том, что ислам не является частью Германии, может стать началом кампании по ужесточению законов в отношении беженцев.

4 февраля 2016 | 11:49

Рейтинг главных событий внешней политики России в январе 2016 года

Этот месяц был отмечен прежде всего интенсивным российско-американским  диалогом по целому ряду международных вопросов. Созданы условия для межсирийского диалога, хотя надежд на его успех очень мало. При этом, с американской стороны делается очень немало для того, чтобы инициативы  позитивного развития российско-американских связей были нарушены провокационными заявлениями, наподобие безосновательных обвинений заместителя министра финансов США Адама Жубина.

20 апреля 2016 | 21:00

Успехи Трампа на праймериз могут повлиять на электоральные шансы республиканских сенаторов и конгрессменов

Безусловно, лишение Трампа законной победы через столь сомнительную с точки зрения морали процедуру - крайне рискованная стратегия, которая может стоить республиканцам не только Белого Дома, но и репутации. Поэтому, скорее всего, лидеры партии очень жалеют, что у республиканцев нет того, что есть у демократов - серьезного института «суперделегатов». То есть значительного числа представителей партийного истеблишмента, у которых есть право голоса на конвенте исходя из их статуса.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова