Ольга Ребро
Пока сенаторы проводят ревизию имеющихся в их распоряжении инструментов по сокращению полномочий президента в вопросах внешней политики, принятая Палатой представителей резолюция по Йемену продемонстрировала, что руководство обеих партий не планирует этими инструментами пользоваться на практике. Новое испытание баллистической ракеты КНДР  вызвало довольно сдержанную реакцию администрации.
ПРЕМИУМ
1 декабря 2017 | 11:52

Дайджест внешней политики США (24 – 30 ноября)

3 У вас осталось просмотра
Увеличить количество просмотров

1. Пока сенаторы проводят ревизию имеющихся в их распоряжении инструментов по сокращению полномочий президента в вопросах внешней политики, принятая Палатой представителей резолюция по Йемену продемонстрировала, что руководство обеих партий не планирует этими инструментами пользоваться на практике.

2. Новое испытание баллистической ракеты КНДР, спровоцированное, по мнению Москвы и Пекина, действиями самих США, вызвало довольно сдержанную реакцию администрации, которая, не отказываясь от дипломатических каналов с Пхеньяном, продолжает политику «максимального давления».

3. На фоне усилившейся критики происходящей реорганизации Госдепартамента на прошедшей неделе вновь появились слухи о скорой отставке Рекса Тиллерсона.

Конгресс изучает свои полномочия во внешней политике

Пока все внимание Вашингтона приковано к напряженным межпартийным баталиям по реформе налогообложения и бюджету на следующий год, очередной срок принятия которого истекает 8 декабря, на Капитолийском холме продолжается изучение вопроса разделения полномочий в сфере внешней политики между законодательной и исполнительной ветвями власти. Комитет по международным делам Сената под предводительством Боба Коркера (респ., Теннесси) 30 октября обсудил принятие новой Авторизации использования вооруженных сил, 14 ноября рассмотрел возможность ограничения полномочий президента по использованию ядерных вооружений, а на 5 декабря запланировано слушание о разделении полномочий между президентом и Конгрессом по участию в международных соглашениях.

Хотя каждое из слушаний имело свои причины, вместе они демонстрируют беспрецедентную активность комитета в выполнении своих функций по надзору над реализацией внешней политики. Так, за авторизацию сенаторы взялись после инцидента в Нигере, который обнаружил рост американского военного присутствия в Африке. Изучить вопрос сокращения полномочий президента по нанесению ядерного удара их побудила воинственная риторика Дональда Трампа в отношении КНДР, а также последовавшая за этим череда законопроектов от демократов (ни один из них не получил хода в контролируемых республиканцами Палате и Сенате). Кроме этого, нельзя не заметить, что такой «агрессивный надзор» была запущен после охлаждения отношений между Дональдом Трампом и Коркером, объявившем в октябре об окончании своей политической карьеры. При этом глава комитета, обещая, что личная неприязнь не скажется на ходе слушаний, отметил необходимость привлечь внимание американцев и законодателей к тому, «какими полномочиями президент обладает, а какими нет».

Тем не менее, пока рано ожидать, что за слушаниями последуют конкретные законодательные инициативы. Новая авторизация, несмотря на изначальный оптимизм Коркера, пока не принята. Слушание по ядерному оружию продемонстрировало невозможность провести четкую грань между превентивным ударом (на который потребуется разрешение Конгресса) и самообороной (где президент может действовать самостоятельно). Пожалуй, наиболее ярким примером неготовности законодателей к радикальным изменениям стали дебаты вокруг участия США в конфликте в Йемене на стороне Саудовской Аравии.

13 ноября Палата представителей (после двухлетнего сопротивления) поставила на голосование резолюцию, в которой участие США в конфликте в Йемене на стороне Саудовской Аравии было провозглашено «несанкционированным» Конгрессом (то есть фактически незаконным). Изначально автор резолюции Ро Кханна (дем., Калифорния) планировал воспользоваться Актом о полномочиях в военных вопросах (War Powers Act), который разрешает Конгрессу назвать участие США в боевых действиях несанкционированными и прекратить финансирование операции, заставив, таким образом, Белый дом выйти из конфликта. Однако, натолкнувшись на сопротивление в лице руководства обеих партий, Кханна согласился на компромисс: из текста резолюции была исключена отсылка к закону, а также был добавлен пункт о виновности Ирана в гуманитарной катастрофе в Йемене. В результате таких манипуляций резолюция получилась довольно парадоксальной: предоставление помощи Саудовской Аравии, которая напрямую не осуждается, было названо незаконным, но никаких мер для ее прекращения Конгресс принимать не будет.

Новое испытание баллистической ракеты КНДР

28 ноября Северная Корея произвела очередной запуск баллистической ракеты (межконтинентальной, по предварительным оценкам Пентагона), прекратив, таким образом, затишье, продолжавшееся чуть более двух месяцев. Произошедшее возродило в США разговоры о быстрых темпах развития северокорейской ядерной программы и о наличии у КНДР возможности нанести удар по материковой территории. Несмотря на это, официальный Вашингтон отреагировал более сдержанно, чем обычно. Госсекретарь Рекс Тиллерсон отметил, что еще не исчерпан «длинный лист дополнительных возможных санкций», президент пообещал увеличить давление и воздержался от угроз применения силы, а постпред в ООН Никки Хейли, предупредив, что действия Пхеньяна приближают начало войны, добавила, что США «никогда не стремились к войне с Северной Кореей, и не стремятся к ней сегодня».

В целом, за прошедшее с сентября время динамика развития ситуации вокруг северокорейской ядерной программы была неоднозначной. С одной стороны, Дональд Трамп во время азиатского турне призвал к решению вопроса за столом переговоров (после того как КНДР откажется от ядерной программы), а также в СМИ периодически появлялись сообщения о расширении мандата т.н. «нью-йоркского канала» диалога с Пхеньяном, установленного новой администрацией для обсуждения возврата заложников. С другой стороны, Вашингтон продолжал кампанию «мирного давления» (как называет ее Госдепартамент) или «максимального давления» (на сленге Белого дома), периодически сообщая о ее успехах: подключении новых стран и расширении санкций Китаем. Более того, 20 ноября американская администрация вернула Северную Корею в список стран-спонсоров терроризма, признавая, однако, что «практические последствия (этого шага) будут достаточно ограниченны».

Россия и Китай, осудив новое испытание КНДР, обратили внимание на провокационное поведение самого Вашингтона. Отмечая, что США в сентябре дали понять, что хотят предоставить Северной Корее время продемонстрировать готовность к переговорам, глава российского МИД Сергей Лавров 30 ноября заявил:

«Вдруг после того, как нам сказали, что следующие учения будут весной, они (США и союзники в регионе) проводят внеплановые учения в октябре, потом в ноябре, сейчас будут в декабре. Такое впечатление, что специально все делалось для того, чтобы [лидер КНДР] Ким Чен Ын сорвался и предпринял очередное авантюрное действие».

Ажиотаж вокруг ухода госсекретаря и реорганизации Госдепартамента

На прошедшей неделе госсекретарь Рекс Тиллерсон оказался в центре ряда скандалов, в очередной раз поставивших под вопрос его позиции в текущей администрации.

Во-первых, критике подверглась проводимая Тиллерсоном реорганизация Госдепартамента, в результате которой якобы происходит «массовый отток» опытных сотрудников. На обвинения со стороны СМИ и законодателей, обеспокоенных «выхолащиванием» министерства, Тиллерсон во вторник ответил статистикой:

«Сегодня количество дипломатических работников составляет ровно столько же, каким оно было в 2016 году, плюс-минус десять. Я ввел временный запрет на прием новых сотрудников – пока происходит реорганизация. Но при этом я сказал каждому диппредставительству, что отвечу на все запросы о заполнении важных постов. Из 2300 поступивших запросов я отказал лишь в восьми случаях. Те цифры, которые все приводят, просто неверные. Это ложь. Вот говорят, что я на 60% сократил количество карьерных дипломатов. С тех пор как Конгресс создал понятие «карьерного дипломата» в 1955 году, их максимальное количество в определенный момент времени никогда не превышало семи. Сейчас у нас 2 карьерных дипломата. Раньше их было шесть. Вот и получается сокращение на 60%».

В целом же, комментируя проводимые реформы, Тиллерсон заметил, что считает оптимизацию функционирования департамента своей главной задачей. «Ужаснувшись», насколько нерационально было устроено министерство (госсекретарю напрямую подчинялось около 80 человек), а также насколько устаревшими были используемые технологии, он посвятил почти весь прошедший год тому, чтобы разобраться с устройством Госдепартамента. В течение этого периода сотрудникам была дана возможность выступить с предложениями по рационализации. На втором этапе из 35000 поступивших предложений было отобрано 170 идей, реализации которых будет посвящен происходящий сейчас третий этап.

Тем не менее, заверения Тиллерсона об успешном протекании реорганизации (отсутствие подробностей которой вызывает недовольство законодателей) были опровергнуты новостями из самого Госдепартамента. Во вторник пресс-секретарь сообщила, что руководившая этим процессом Мализ Бимз, которой было поручено избавиться от неэффективности и дублирования функций, уволилась, проработав в министерстве всего три месяца. Бимз стала уже третьим человеком, нанятым Тиллерсоном для проведения реформы и покинувшим министерство до ее завершения.

Во-вторых, на этом фоне развернулась очередная драма в отношениях между Госдепартаментом и Белым домом. Во вторник появились сообщения, что руководство министерства «не разрешило старшим сотрудникам принять участие» в состоявшемся в Индии Глобальном саммите предпринимательства. Причиной этому, согласно приводимым в американских СМИ неназванным источникам, стал тот факт, что американскую делегацию возглавила Иванка Трамп. (Согласно некоторым утечкам отношения Тиллерсона с мужем Иванки Джаредом Кушнером испортились из-за противоречий в отношении кризиса вокруг Катара.) Последствия данного решения, воспринятого в Белом доме как личное оскорбление, не заставили себя ждать, и уже в четверг Вашингтон облетела новость о скорой отставке Тиллерсона, место которого, согласно уже существующим планам, должен занять текущий глава ЦРУ Майк Помпео. В то время как слухи о смене госсекретаря ходят уже несколько месяцев, на этот раз удивляет обилие сообщаемых деталей, а также туманность опровержений, поступивших от Белого дома и Госдепартамента.

Пресс-секретарь Госдепартамента в четверг заметила, что Тиллерсон «не из пугливых» и не будет реагировать на слухи, а продолжит выполнять свои функции до тех пор, пока президент не примет соответствующего решения. При этом она сообщила, что глава аппарата Белого дома Джон Келли лично позвонил в Госдепартамент, чтобы заверить, что конкретного плана по ротации кадров не существует. В отличие от длинных объяснений Госдепартамента, пресс-секретарь Белого дома ограничилась довольно загадочной фразой, которую она настойчиво повторяла в ответ на многочисленные просьбы журналистов подтвердить или опровергнуть новость:

«(Президент и госсекретарь) продолжают вместе работать для того, чтобы закончить этот год, который, мы считаем, прошел просто превосходно».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

6 октября 2014 | 18:31

Политические настроения на Юго-Востоке Украины по данным украинских социологов

Лояльность граждан государству определяется довольно прагматичными соображениями. Либо человек убежден, что может в рамках своей территориальной или этнической общности жить вне пределов политического поля страны, либо наоборот не мыслит себя вне политического порядка, несмотря на все его недостатки. Во втором случае гражданин может критически относиться к действующему режиму и его идеологии, но все же воспринимать его как меньшее зло. Именно этот взгляд на постсоветскую Украину является сейчас причиной сохранения целостности страны, несмотря на жесточайший кризис.

23 мая 2015 | 23:00

Результаты саммита «Восточного партнерства»-2015 в Латвии

Саммит в Риге показал, что страны ЕС и их восточные партнеры уже не могут дать консолидированный ответ на целый ряд вопросов. Это касается не только туманных перспектив европейской интеграции шести стран-участников «Восточного партнерства», но и украинского кризиса. Различное видение путей преодоления проблем подчеркивает как противоречия между сторонами, так и их сомнения в целесообразности политики «Восточного партнерства» в принципе. 

20 марта 2014 | 17:02

Российско-турецкое сближение и его международные последствия

С начала 2000-х годов российско-турецкие отношения развиваются стремительно. Основой двустороннего сотрудничества является экономика. Российско-турецкое сближение усиливается и это начинает влиять на региональную ситуацию на Кавказе и в бассейне Черного моря.

28 марта 2014 | 11:48

Украинский кризис и стратегия США

Активизация политики США в отношении Украины не станет прологом полномасштабной кампании под лозунгами демократизации постсоветского пространства. Повышенный интерес Вашингтона к Киеву носит преимущественно конъюнктурный характер.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.