Ольга Ребро
Дональд Трамп объявил, что новым министром обороны станет Джеймс Мэттис, отставной генерал, знаменитый беспринципностью в своих взглядах. Особенности ведения международных переговоров избранного президента США уже привели к первым скандалам. На фоне успехов сирийской армии и провала попыток оказать давление на Россию в международном формате Джон Керри возобновил двусторонние переговоры с Сергеем Лавровым.
ПРЕМИУМ
9 декабря 2016 | 19:54

Дайджест внешней политики США (2-8 декабря)

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

1. Назначение на пост министра обороны генерала Мэттиса, известного беспринципностью в своих взглядах, которые местами расходятся со взглядами Дональда Трампа, было воспринято Вашингтоном как положительный сигнал.

2. Манера Трампа-бизнесмена вести разговоры с главами государств на этой неделе стала причиной ряда скандалов. Если в отношении Пакистана, Казахстана и Филиппин советники избранного президента постарались сгладить сенсационность заявлений, то в случае с Китаем они сознательно пошли на обострение отношений.

3. На фоне успехов сирийской армии и провала попыток оказать давление на Россию в международном формате, Джон Керри на этой неделе возобновил двусторонние переговоры с Сергеем Лавровым, чтобы в последний раз попытаться усадить воюющие стороны за стол переговоров.

Новый глава Пентагона Джеймс Мэттис

1 декабря Дональд Трамп объявил, что новым министром обороны станет Джеймс Мэттис, генерал корпуса морской пехоты в отставке. Это решение, по сравнению с другими назначениями, получило наиболее положительные отзывы в Вашингтоне.

В послужной список Мэттиса входит участие в войнах в Персидском заливе, в Афганистане и Ираке, а также управление Центральным командованием ВС США (2010-2013). Во время службы он пользовался уважением среди подчиненных, а также прославился своей начитанностью и вдумчивостью, благодаря чему заслужил прозвище – «воин-монах». (Мэттис неоднократно повторял формулу: если у вас есть час, чтобы спасти мир, то надо 55 минут потратить на определение проблемы, и тогда 5 минут хватит на спасение.) Как и сам Дональд Трамп, Мэттис стал известен своими «честными», не всегда политически корректными заявлениями, благодаря чему заработал еще одно прозвище – «бешеный пес». Например, в 2005 году массу возмущения вызвали его слова «иногда бывает весело пострелять в людей». После ухода в отставку Мэттис стал сотрудником Гуверовского института (Стэнфорд, Калифорния), где его работы получили высокую оценку: бывший глава Пентагона Роберт Гейтс назвал Мэттиса одним из самых великих стратегов страны.

Вслед за назначением Майкла Флинна на пост советника по национальной безопасности, Джеймс Мэттис станет не только вторым генералом во внешнеполитическом руководстве страны, но и вторым бывшим подчиненным Барака Обамы, оставившим свой пост из-за разногласий с руководством. В частности, отставку Мэттиса в 2013 году связывают с его негативным отношением к началу переговоров с Ираном. Позже он также раскритиковал подход Администрации к борьбе с ИГ: «(Война с ИГ) непоследовательна, а отсутствие прочной стратегии компенсируется полумерами».

Если в отношении Ирана Мэттиса однозначно можно приписать к лагерю «ястребов», то его позиция по России не столь однозначна. В 2015 году он заявил: «Путин (критикуя Запад) запустил такие процессы, которые он будет не в силах контролировать». При этом Мэттис заметил, что Россия, находясь в ужасном положении с точки зрения геополитики (необходимость обеспечивать охрану границ, неудачное соседство и т.п.), не может поддерживать свою безопасность в силу внутренних проблем. Чувствуя уязвимость, Москва, по словам Мэттиса, пытается найти внешнего врага – НАТО. При этом если в краткосрочной перспективе наибольшая угроза заключается в военном просчете, который может привести к более масштабному столкновению, то в среднесрочной перспективе международному миру угрожает внутренняя дестабилизация России и, потенциально, ее распад. Этот исход усугубляется бездействием США (которые в тот момент отказывались от каких-либо контактов с Москвой) и внешнеполитической недееспособностью ЕС. Из этого Мэттис делает вывод, что с Россией необходимо вести диалог, однако делать это с позиции силы.

С точки зрения управления министерством, Мэттис призывал отменить бюджетный секвестр (ежегодно угрожающий Пентагону), а также навести порядок в управлении. Это особенно актуально на фоне появившегося на этой неделе сообщения о чрезмерных административных расходах, информацию о которых министерство пыталось утаить.

Одобрение кандидатуры Мэттиса Конгрессом имеет одно техническое препятствие. Согласно закону, министерством обороны не может руководить бывший военный, находящийся в отставке менее 7 лет (по истечении такого срока военный становится гражданским лицом). Хотя в случае Мэттиса прошло всего три года, конгрессмены уже принимают законодательные шаги, чтобы в данном случае отменить действие закона. Сенатор из Аризоны Джон Маккейн, глава Комитета по вооруженным силам, где и будет решаться вопрос об одобрении кандидатуры, похвалил Трампа за «достойный выбор» и выразил готовность сделать все, чтобы с назначением не возникло никаких проблем.

Внешнеполитические нововведения Дональда Трампа

В отличие от министра обороны, поиск кандидатуры на пост госсекретаря затягивается, обрастая новыми интригами (и становится все более похожим на кастинг реалити-шоу). Между тем Дональд Трамп начинает делать первые шаги на внешнеполитической арене. При этом он отказывается от традиционных ежедневных брифингов разведывательного сообщества, не координирует свои действия с текущей администрацией и госдепартаментом и, в целом, подходит к дипломатическим контактам не как политик, а как бизнесмен.

На прошлой неделе состоялся телефонный разговор Дональда Трампа с премьер-министром Пакистана Навазом Шарифом. Согласно опубликованной Пакистаном записи беседы, будущий президент США назвал своего пакистанского коллегу «прекрасным парнем», пообещал лично заняться решением насущных проблем, призвал Шарифа «звонить в любое время» и принял приглашение посетить Исламабад (американские президенты не посещали эту страну с 2006 года). Учитывая непростые отношения между США и Пакистаном, которого Пентагон обвиняет в укрывании террористов, потепление американо-индийских отношений, а также последний виток эскалации напряженности между Индией и Пакистаном, подобный обмен любезностями удивил многих. Впрочем, официальные лица, эксперты и ведущие американские СМИ призвали не обращать внимания на этот «необдуманный и странный» («Тайм») разговор, привыкать к ничего не обещающей манере Трампа («Форбз»), а также обратились к будущему президенту с пожеланием повнимательнее относится к обещаниям посетить ту или иную страну (Белый дом) и участвовать в разрешении конфликтов (Даниэль Фельдман, бывший спецпредставитель США в Афганистане и Пакистане).

Состоявшиеся вскоре после этого разговоры Трампа с Нурсултаном Назарбаевым и Родриго Дутерте заставили беспокоиться правозащитников. В первом случае американский президент назвал «чудом» достижения 25-летнего бессменного правления казахского президента, во втором – одобрил проводимую в Филиппинах кампанию по борьбе с наркобизнесом, унесшую уже тысячи жизней. Во всех трех случаях команда Трампа пыталась сгладить последствия и лишь выпускала более сдержанные и более «формальные» пресс-релизы.

На этом фоне выделяется разговор Трампа с главой Тайваня Цай Инвэнь. Согласно закону об отношениях с Тайванем от 1979 года, США, развивая отношения во многих отраслях, в том числе военной, официально не признают независимости этой территории, а следовательно, не вступают в официальные контакты с его руководством. «Поздравление» Инвэнь нарушило эту традицию, что вызвало недовольство Пекина. Министр иностранных дел Китая последовал примеру индийского правительства и попытался смягчить сенсационность ситуации. Он назвал произошедшее «жалкой выходкой Тайваня», а также выразил надежду, что это не является сигналом изменения позиции США в вопросе независимости острова.

Однако дальше события стали развиваться по несколько иному сценарию. Дональд Трамп сначала возмутился: «Интересно, США продают Тайваню вооружения на миллиарды долларов, а мне нельзя принять поздравления (от его главы)», - гласила запись в его Твиттере. После этого последовал ряд противоречивых сигналов. Новый вице-президент Майк Пенс и близкий советник Трампа Келлиэнн Ковей призвали не придавать большого значения, в то время как газета «Вашингтон пост», со ссылкой на команду Трампа, назвала произошедшее заранее спланированным шагом, а также отметила, что Дональд Трамп накануне получил необходимый брифинг и отдавал себе отчет о возможных последствиях.

С одной стороны, ряд демократов осудили действия Трампа и призвали относиться к обязанностям президента более серьезно. С другой – это  спровоцировало вполне серьезные разговоры о том, что следующий президент попытается разыграть «тайваньскую карту» в предстоящих торговых переговорах с Пекином, а некоторые республиканцы посоветовали обострить давление на Китай размораживанием вопроса о независимости Тибета.

Текущее внешнеполитическое руководство США комментировать внешнеполитические шаги Трампа категорически отказывается. Так, например, в воскресенье Джону Керри задали шуточный вопрос: «Избранный президент за последние 100 часов предложил ряд инноваций в отношении Пакистана, Тайваня, Филиппин. Вы не боитесь, что его команда или он сам спровоцируют международный кризис прежде, чем вы успеете покинуть свой пост?» Ответ госсекретаря был неожиданно четным: «Боюсь вас расстроить, но я действительно сознательно прилагаю все усилия, чтобы находиться за тысячи миль от команды Трампа и всего, что там происходит».

Возобновление диалога между Керри и Лавровым

На фоне того, как решение сирийского вопроса в многостороннем формате на этой неделе зашло в тупик (Россия и Китай заблокировали резолюцию ООН, в ответ на что страны «Группы 7», за исключением Японии, опубликовали совместное заявление, осудив действия сирийского режима и его спонсоров в Алеппо), Джон Керри вернулся к двусторонним переговорам со своим российским коллегой. После встречи в субботу в Риме, Сергей Лавров заявил, что «Джон Керри передал американские предложения, которые идут в русле подходов, давно отстаивавшихся нашими экспертами на переговорах с американцами». Этот позитивный сигнал нашел продолжение на этой неделе, и по итогам двух встреч в Гамбурге на полях заседания ОБСЕ Керри обнадеживающе заявил: «Мы кое-что обсуждаем».

В среду пресс-секретарь госдепартамента пояснил:

«(Министры) пытаются достичь взаимопонимания относительно, как минимум, приостановки насилия в Алеппо, что позволило бы доставить населению гуманитарную помощь, а также в целом вернуло бы на повестку дня политические переговоры».

Возобновлению диалога между Керри и Лавровым, прерванному по инициативе США, предшествовали военные успехи сирийской армии, освободившей две трети кварталов Алеппо, а также заявление сирийского президента Башара Асада о том, что победа в Алеппо станет началом поражения повстанцев по всей стране. Госдепартамент категорически опроверг такой подход:

«Даже если сирийский режим с помощью России вернет контроль над Алеппо, это не будет означать прекращения конфликта. Это только его ухудшит, усилит нежелание оппозиции сложить оружие. Мы так оцениваем ситуацию». Данная логика встретила отпор в лице сразу нескольких представителей западных СМИ на брифинге, один из которых упрекнул Вашингтон в неспособности выполнить обещание и размежевать «умеренную оппозицию» от террористов, другой заметил, что США «на протяжении всего конфликта раз за разом ошибались в оценке ситуации».

Джон Керри, в свою очередь, во вторник, отвечая на вопросы о возможных договоренностях с Россией, с некоторым отчаянием заметил:

«Пару лет назад мы собрались в Вене в надежде заключить перемирие. И я хочу подчеркнуть, в тот момент и Россия, и Иран поддержали идею перемирия. Но оппозиция не соглашалась, несмотря на то, что многие из нас убеждали их, что это будет оптимальным вариантом, который позволит сесть за стол переговоров и решить вопрос политическим путем. Но они выбрали войну. С тех пор и по сей день они продолжают терять территорию, терять людей в гораздо больших масштабах, чем нам бы хотелось. Но, вы поймите, это не мы, а они, воюют там на земле. Это они должны принимать решения и нести за них ответственность. И что, если Алеппо падет, неужели Асад в одиночку сможет восстановить Сирию? Нет. Потребуются сотни миллиардов долларов, и желание международного сообщества оказать эту помощь. А оно не будет этого делать, пока не появится перспективы политического урегулирования. Поэтому я надеюсь, что наш возобновившийся разговор с русскими позволит нам донести мысль о необходимости вернуть всех за стол переговоров, а не разжигать ситуацию угрозой полного уничтожения Алеппо».

 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

20 февраля 2015 | 15:00

Хотят ли русские войны?

Для моралистов идеал — справедливость. Для прагматиков — мир и безопасность. В ходе конфликта для многих постепенно становится очевидно, что справедливость можно отложить на потом, а сейчас главное безопасность. Наступил ли этот момент в украинском кризисе?

27 января 2016 | 19:05

Обзор внешней политики России за неделю (18-25 января)

На этой неделе основное внимание было приковано к Давосскому экономическому форуму, делегация России на котором оказалась на удивление не представительной. В своей внешней политике Москва все чаще демонстрирует большую готовность к развитию двустороннего формата взаимоотношений с партнёрами, нежели к участию в многосторонних политических процессах. Это продемонстрировала и недавняя встреча двух лидеров российской и американской дипломатии в Цюрихе, а также визит эмира Катара Тамима аль-Тани в Москву.

29 июня 2014 | 22:10

Неизбежность статус-кво в Нагорно-Карабахском конфликте

Попытка вытеснить из переговорного процесса вокруг Нагорного Карабаха одного из заинтересованных гарантов мира – Россию – может создать в Баку ощущение, что западные державы с пониманием отнесутся к попытке Азербайджана резко изменить статус-кво в свою пользу. 

25 мая 2016 | 22:37

Хрупкий статус-кво вокруг Нагорного Карабаха противоречит интересам России

Несмотря на череду военных инцидентов последних лет видно, что система военно-политических сдержек при российском посредничестве в целом работает – Баку не стремится к большой войне, хотя и начинает использовать силу, чтобы обозначить свои политические интересы и несогласие со статус-кво. Военный баланс между сторонами и российские военные гарантии Армении делают большую войну маловероятной, хотя и не исключают военных инцидентов.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.