Ольга Ребро
Национальная оборонная стратегия, рассекреченную часть которой на прошедшей неделе опубликовал Пентагон, отмечает возвращение противостояния между национальными государствами. Военная операция Турции на севере Сирии стала, по словам пресс-секретаря Госдепартамента, главным пунктом повестки дня всех внешнеполитических ведомств США. Трехдневный бюджетный кризис «имени Чака Шумера» завершился полным поражением демократов.
ПРЕМИУМ
26 января 2018 | 18:26

Дайджест внешней политики США (19-25 января)

1. Национальная оборонная стратегия, рассекреченную часть которой на прошедшей неделе опубликовал Пентагон, отмечает возвращение противостояния между национальными государствами, которые будут использовать все новые сферы для подрыва «пока устойчивого, но ослабевающего» мирового порядка.

2. Военная операция Турции на севере Сирии стала, по словам пресс-секретаря Госдепартамента, главным пунктом повестки дня всех внешнеполитических ведомств США, которых на протяжении недели трансформировалась от заверений в прочности отношений к предостережениям об опасности случайных просчетов, которые могут привести к военному столкновению.

3. Трехдневный бюджетный кризис «имени Чака Шумера», произошедший по вине демократического руководства, испытывающего давление со стороны прогрессивного электората, завершился полным поражением демократов, которые не только согласились на предлагаемые им ранее условия, но и пошли на уступки в вопросе строительства стены.

Национальная оборонная стратегия

19 января глава Пентагона Джеймс Мэттис представил новую Национальную оборонную стратегию США (National Defense Strategy, NDS). Данный документ превосходит по своему значению Четырехлетний прогноз Министерства обороны (Quadrennial Defense Review), которые выпускались Пентагоном последние 10 лет. «Сегодня американские военные вернулись в эпоху стратегического целеполагания», - прокомментировал Мэттис решение заменить предписанный законом «прогноз» на желательную, но не обязательную «оборонную стратегию». При этом большая часть стратегии засекречена, что, в целом, соответствует подходу текущей администрации относительно необходимости сохранять непредсказуемость возможных действий. «Мы будем стратегически предсказуемы для наших союзников и операционно непредсказуемы для любого врага», - отметил Мэттис.

В целом, стратегия отмечает все усложняющуюся природу международной безопасности, главными чертами которой становятся возвращение «долгосрочного стратегического противостояния между национальными государствами», изменившийся характер военных действий и «пока устойчивый, но слабеющий» мировой порядок, сложившийся по окончании второй мировой войны. В отличие от предыдущих военных стратегических документов, где больший акцент делался на «новых транснациональных угрозах», NDS лишь вскользь упоминает борьбу с терроризмом, называя главными вызовами «безопасности и процветанию» США ревизионистские государства – Китай и Россию, а также государства-изгои (rogue nations) – Иран и Северную Корею. Соответственно, и приоритетными региональными направлениями названы Азиатско-Тихоокеанский и Европейский, при заметном снижении внимания к Ближнему Востоку. Помещение в одну категорию России и Китая вызвало некоторые критические замечания со стороны экспертов, однако Мэттис пояснил, что хотя «угрозы, исходящие от ревизионистских держав, настолько же разные, насколько отличаются друг от друга Китай и Россия», их объединяет «стремление подстроить мировой порядок под свои авторитарные режимы и ограничивать решения других государств в экономической, дипломатической сферах и в области безопасности».

В этом стремлении данные государства «навязывают соперничество на всех пространствах», что, согласно стратегии, требует от США координированного межведомственного подхода, большего сотрудничества с компаниями в области передовых технологий (поскольку именно «новые коммерческие технологии меняют характер ведения войны»), а также большей координации со старыми союзниками и поиск новых (от которых США, все-таки, ожидают большего вклада в обеспечение коллективной обороны). В отличие от предыдущей администрации, которая называла приоритетом модернизацию вооруженных сил, «размер (которых) больше не будет позволять вести масштабные долгосрочные операции», Мэттис отметил необходимость соблюдения баланса между количеством вооруженных сил (capacity) и качеством (capability). Первое, по его словам, позволяет дипломатам вести переговоры с позиций силы, второе – более гибко отвечать на угрозы в новых пространствах.

Вслед за Рексом Тиллерсоном (хоть и не привлекая так много внимания) Джеймс Мэттис сделал одной из главных задач своего пребывания на посту главы министерства обороны реформу «текущего бюрократического аппарата», который «становится все более инертным», что также отмечено отдельным пунктом стратегии. Помимо «перехода к такой культуре, где работа оценивается по результатам», он объявил войну нарушителям «строгой бюджетной дисциплины». Так, Мэттис еще год назад на слушании в Сенате по одобрению его кандидатуры поддержал выводы «похороненного» предыдущей администрацией доклада о «раздутом бюрократическом аппарате» и упущенной возможности сэкономить 125 млн. долл.; в июне, после публикации внутренней служебной записки о «потерянных» 28 миллионах долларов при закупках униформы для афганских солдат, он раскритиковал «безрассудные траты средств налогоплательщиков», после чего был запущен более тщательный аудит расходов, который выявил, что Пентагон «не может отчитаться» за 702 млн. долл. из всех средств, потраченных на кампанию в Афганистане за 2015-2016 гг. На этом фоне не удивительно, что свое выступление, посвященное новой стратегии, Мэттис начал со слов: «Эта Национальная оборонная стратегия, дамы и господа, принадлежит вам. Мы работаем на вас. Мы отчитываемся перед вами», - а позже несколько раз делал акцент на важной, но «сопутствующей» роли армии, мощь которой необходима не для того, чтобы воевать, а для того, чтобы враги не захотели нападать.

Реакция Вашингтона на ситуацию на севере Сирии

Военная операция турецких войск против курдских сил в районе Африна, начавшаяся 21 января, была на этой неделе «в центре внимания госсекретаря, многих сотрудников госдепартамента и всего американского правительства в целом». Первая реакция Вашингтона состояла из набора формулировок, ставших типичными для ответа на все чаще возникающие противоречия внутри коалиции по борьбе с (запрещенной в России) ИГИЛ. Своего союзника США призвали «оставаться сфокусированными на главной цели – разгроме ИГИЛ», заверили в том, что в Вашингтоне «понимают и поддерживают легитимную обеспокоенность Турции», которая является «союзником по НАТО и критически важным партнером», однако призывают ограничить масштабы и продолжительность военной операции, а также избегать жертв среди гражданского населения.

На следующий день ситуацию прокомментировалглава Пентагона Джеймс Мэттис, сделав акцент на согласованности действий Турции с США:

«Мы очень тесно работаем с Турцией. Наш диалог продолжается. Он непрерывен. Турция была с нами откровенна. Они предупредили нас до того, как самолеты поднялись в небо. Мы сейчас обсуждаем, как нам двигаться дальше по лини министерства иностранных дел и военных ведомств. И мы с этим разберемся».

Несмотря на такую уверенность Мэттис, однако, заметил, что Вашингтон «очень обеспокоен происходящим» («very alert to it»), а над разрешением ситуации работает все высшее руководство министерства обороны.

Во вторник пресс-секретарь Госдепартамента между стандартными заверениями о прочности отношений с Анкарой позволила себе вставить несколько слов, демонстрирующих некоторую безысходность и разочарование происходящим:

«Эта область, о которой идет речь, Африн, была относительно стабильной, насколько это вообще применимо к Сирии. Но ситуация была довольно спокойной, а теперь началось все это. […] Мы надеялись, что люди получат возможность вернуться домой, а эта ситуация с Турцией, просто рушит все надежды».

В среду к усилиям Госдепартамента и Пентагона подключилась администрация. В телефонном разговоре между двумя президентами появилось осторожное предостережение о недопустимости военного столкновения:

«(Президент Трамп) призвал Турцию к де-эскалации, ограничению военной операции и предотвращению гибели гражданского населения. Он призвал Турцию проявить осторожность и избежать любых действий, которые могут привести к конфликту между турецкими и американскими вооруженными силами».

Турецкий МИД представил другую версию данного разговора, заметив (как сообщает «Рейтер»), что Дональд Трамп никакой озабоченности не выражал, а «президент Эрдоган сказал Трампу, что войска США должны покинуть Манбидж».

В четверг одновременно продолжилась эскалация риторики и появились первые сообщения о возможных договоренностях. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в разговоре с журналистами заметил, что Тиллерсон предложил создать вдоль турецко-сирийской границы зону безопасности, уходящую на 30 километров вглубь Сирии. Тиллерсон, впрочем, вскоре опроверг эти слова: «Мы обсуждали многое, но никаких предложений с нашей стороны не поступало». В тот же день пресс-секретарь Эрдогана призвал США перестать поддерживать курдов или готовиться к столкновению на земле с турецкими военными. Более мягкий, но тоже ультиматум, прозвучал и с американской стороны: помощник президента по вопросам внутренней безопасности Том Боссерт заявил, что США предпочли бы, чтобы турецкие войска покинули зону Африна, что «любой просчет и эскалация может иметь самые тяжелые последствия» и что он «молится на то, чтобы (Турция) проявила стратегическое терпение и оценила ситуацию с точки зрения долгосрочной перспективы».

Трехдневный бюджетный кризис

Последние недели отметились нарастающей внутриполитической борьбой, кульминацией которой стало трехдневное (если учесть, что два дня пришлись на субботу и воскресенье, то – однодневное) закрытие «необязательных» госучреждений. Это произошло в результате неспособности законодателей договориться между собой и с администрацией до окончания действия закона об уровне госфинансирования (полночь 19 января), после чего данное финансирование было автоматически прекращено до понедельника, когда была принята очередная – четвертая за этот бюджетный год – резолюция о продлении, которая будет действовать до 8 февраля.

Переговоры о бюджете всегда проходят крайне напряженно, однако доведение их до бюджетного кризиса (government shutdown) – обычно непопулярного среди населения – происходит в ситуациях, когда у достаточного количества игроков мотивация проявить жесткость в каком-то вопросе перевешивает возможные политические потери. На этот раз таких сторон было три: демократы, консервативные республиканцы и администрация, что сделало умеренных республиканцев единственной силой, стремящейся принять новую резолюцию о продлении финансирования, но не имеющей для этого достаточного количества голосов.

Пожалуй, наиболее понятной и последовательной была позиция консервативных республиканцев, которые, поддерживая особенно недовольного ситуацией главу Пентагона, потребовали принятия полноценного бюджета, который предполагает повышение военных расходов, вместо «резолюции о продлении» текущего уровня финансирования. Еще в декабре (когда встал вопрос об очередном бюджетном кризисе) они предлагали отделить военные расходы от остального бюджета, чтобы принять «новый» оборонный бюджет, и «продлить» финансирование других статей. Однако тогда они уступили под напором республиканского руководства, пообещавшего полноценный бюджет. Когда стало понятно, что демократы намерены довести дело до кризиса, и не то что бюджета, но и резолюции о продлении не будет, они воспользовались ситуацией (от их голосов уже ничего не зависело), чтобы продемонстрировать жесткость в данном вопросе.

Сложнее ситуация обстояла по линии противостояния демократов и администрации. В декабре руководство демократов согласилось на резолюцию о продлении без каких-либо условий. После этого они подверглись массированному давлению со стороны «прогрессивного крыла» и общественных организаций – защитников т.н. «дримеров» (детей нелегальных мигрантов, привезенных в США в раннем возрасте и «не имеющих другой родины»), депортация которых начнется в марте, если не будет принято нового закона. Поэтому, не имея путей к отступлению, они отказались поддерживать продление бюджета, если вместе с ним не будет принят закон, легализующий «дримеров». В то время как данная мера, в принципе, поддерживается повсеместно, администрация потребовала «всеобъемлющего закона по миграции», который, помимо «дримеров», должен включать такие вопросы как финансирование «стены» (что конкретно под этим подразумевается, пока так и не понятно), отмену «лотереи гринкард», отмену права обладателей «гринкард» перевозить в США семью (т.н. chain migration) и, вообще, перехода к миграционной системе, основанной не на квотах (как практикуется сейчас), а на «заслугах». При этом не только разные члены администрации высказывали разные мнения, но и сам президент неоднократно менял свою позицию: обещая подписать «любой закон» по миграции, который принесут ему законодатели, он, не стесняясь в выражениях, раскритиковал представленный ему через несколько дней межпартийный законопроект Грэма-Дербина (слова президента об африканских странах быстро утекли в СМИ и стали красочной иллюстрацией всего процесса).

В результате, в пятницу лидер демократов в сенате Чак Шумер заявил, что «вести переговоры с президентом, все равно, что иметь дело с желе» (имея в виду, что пожелания президента не имеют четкой формы), и призвал страну готовиться к закрытию госучреждений. Вся значительность момента, однако, испарилась уже через несколько дней, когда в понедельник демократы сдались без боя, приняв «обещание» главы республиканцев в Сенате Митча Макконнелла решить проблему с «дримерами» до следующего срока голосования по бюджету (такие условия предлагались демократам еще в пятницу), и более того согласившись с финансированием «стены», чем вызвали волну упреков в «бесхребетности» в свой адрес.

Пока СМИ определяют победителей и проигравших по результатам произошедшего, а законодатели преисполнены решимостью принять закон о миграции до 8 февраля, дебаты по другим вопросам (повышение потолка финансирования по военным и невоенным статьям расходов, финансирование здравоохранения, выделение средств на восстановление Пуэрто-Рико), чего требует левое крыло, еще даже не начинались, а значит, через две недели предстоит либо очередное столкновение, либо руководство демократов окончательно капитулирует и совершит предательство, с точки зрения левых активистов, – заключит сделку с Трампом.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

18 ноября 2014 | 09:02

Американо-турецкие разногласия по Сирии ведут к ухудшению отношений

Кризис в отношениях Вашингтона и Анкары начался в период, когда Конгресс отказался одобрить военную операцию в Сирии осенью 2013 года. Турецкая сторона, игравшая важную роль в сирийской кампании, восприняла это как предательский акт.

11 октября 2016 | 20:40

Итоги первого тура выборов в Грузии устраивают всех

Прошедший 8 октября первый тур парламентских выборов в Грузии завершился победой правящей партии "Грузинская мечта", которой удалось получить конституционное большинство. Кроме неё в парламент прошли "Единое национальное движение" и "Альянс патриотов". Результаты выборов неожиданно устраивают всех: и победивших "мечтателей", и формально проигравшее ЕНД, и Запад, и Россию.

7 июля 2015 | 11:18

Внешнеполитическая стратегия Индии в правление Нарендры Моди

Предвыборная платформа Моди опиралась на приоритет восстановления высоких темпов экономического роста и укрепление оборонного потенциала Индии. Моди не раз акцентировал внимание на том, что именно экономические императивы развития страны будут формировать внешнеполитическую линию государства и подходы к двусторонним отношениям с теми или иными странами.

12 апреля 2016 | 15:05

Обстановка в Республиканской и Демократической партиях США накануне президентских выборов

США довольно богатая и прочная страна, чтобы позволить себе даже такого президента как Трамп. Правда, будут отложенные последствия на следующих выборах. На победу Трампа могут посмотреть как на эксперимент, адаптировать свои платформы, выставить новых кандидатов, которые смогут ситуацию повернуть в русло истеблишмента, но и партия же сама тоже может начать меняться.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова