Ольга Ребро
Первая часть зарубежного турне Дональда Трампа включала посещение Саудовской Аравии, Израиля и Ватикана, что администрация совместила с продвижением своего видения архитектуры безопасности Ближнего Востока. Вторая часть поездки была посвящена общению руководством ЕС и главами государств-членов НАТО – и прошла в довольно прохладной обстановке. Опубликованный администрацией проект бюджета на следующий год получил ироничное прзвище «Робин Гуд наоборот».
ПРЕМИУМ
26 мая 2017 | 11:05

Дайджест внешней политики США (19-25 мая)

3 У вас осталось просмотра
Увеличить количество просмотров

1. Первая часть зарубежного турне Дональда Трампа включала посещение трех центров мировых религий (Саудовской Аравии, Израиля и Ватикана), что администрация совместила с продвижением своего видения архитектуры безопасности Ближнего Востока: укреплением сотрудничества с Саудовской Аравией, обозначением Ирана в качестве основной угрозы стабильности региона и приданием импульса процессу палестино-израильского урегулирования.

2. Вторая часть поездки была посвящена общению с союзниками США: руководством ЕС и главами государств-членов НАТО – и прошла в довольно прохладной обстановке: на лекции о важности западных ценностей Дональд Трамп ответил призывами платить по счетам.

3. На прошедшей неделе администрация опубликовала свой проект бюджета на следующий год, не устроивший ни демократов (возмущенных кардинальным сокращением социальных программ), ни республиканцев (недовольных слишком скромным увеличением расходов на оборону), ни экспертов (раскритиковавших логику экономического планирования администрации), ни население (окрестившее бюджет «Робин Гуд наоборот»).

Визит Дональда Трампа в центры трех мировых религий

20 мая Дональд Трамп вырвался из находящегося в осадном положении Белого дома, чтобы совершить свою первую зарубежную поездку. Вместо того чтобы последовать по стопам своих предшественников и «для разминки» посетить ближайших соседей – Мексику и Канаду, - администрация решила повысить ставки и отправила президента в турне по святым местам трех мировых религий – мусульманства, иудаизма и католичества. Символизм выбранного маршрута непосредственно связан с необходимостью залечить раны, нанесенные противоречивой предвыборной риторикой и первыми действиями администрации.

Так, выступая перед главами порядка 50 исламских государств, Дональд Трамп, еще пару месяцев назад пытавшийся запретить въезд мусульманам в США, передал «сообщение от всего американского народа о дружбе и надежде на светлое будущее», а также пообещал не указывать другим странам, как им стоит жить. «Вежливость и уважение не попадают в заголовки газет, но они играют важную роль в поиске друзей и стратегических партнеров. Особенно в арабском мире», - отметил Энтони Кордсман, старший научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований.

Помимо любезностей, в Эр-Рияд Дональд Трамп привез конкретные предложения о сотрудничестве: было заключено «историческое» соглашение о продаже Королевству оружия (на сумму 110 млрд. долл.) и о взаимных инвестициях (порядка 400 млрд. долл.). Впрочем, этот шаг был незамедлительно раскритикован внутри США. С одной стороны, правозащитные организации указали на неспособность Пентагона отследить, в чьих руках оказывается американское вооружение. С другой – под сомнение была поставлена масштабность сделки, которая представляет собой компиляцию уже существующих, но еще не исполненных, заказов со времен Обамы и обещания новых поставок, далеких от практической реализации. Кроме этого, директор Программы по вооружениям и безопасности в Центре международной политики Уилльям Хартунг опроверг тезис Трампа о создании рабочих мест. Эксперт отметил, что военные расходы являются самым низкоэффективным способом увеличения занятости, а многие системы (например, вертолеты «Локхед Мартин») и вовсе будут собираться в Саудовской Аравии.

Наконец, от прибывшей американской делегации ожидали формулирования нового видения архитектуры безопасности Ближневосточного региона. В этом смысле Дональд Трамп предложил вернуться к «до-обамовскому» статус-кво: возрождение стратегического сотрудничества с арабскими монархиями при ключевой роли Саудовской Аравии для борьбы не столько с терроризмом, сколько с Ираном и про-иранскими силами в регионе. Столь большое внимание, уделяемое новой администрацией «иранской угрозе», можно объяснить стремлением использовать этот нарратив для придания импульса палестино-израильскому урегулированию, чему была посвящена вторая часть турне.

Уже через несколько часов после того как самолет президента приземлился в Иерусалиме 22 мая, Дональд Трамп («с азартом консультанта в магазине, пытающегося продать товар по временной акции») приступил к осуществлению этого замысла: «Поверьте мне, король (Саудовской Аравии) Салман был бы очень рад, если бы между Израилем и Палестиной установился мир. Ваши арабские соседи все больше осознают тот факт, что перед вами стоит общая цель – противостояние иранской угрозе». На следующий день, встретившись с главой Палестинской автономии, Трамп добавил, что и «президент Аббас выразил готовность работать над достижением данной цели».

Американские СМИ поспешили назвать визит в Израиль бессодержательным и обвинить Трампа в дилетантизме. «Дональд Трамп ничем не подкрепил свои голословные оптимистичные заявления, - написала газета «Нью-Йорк Таймз», - не было разговоров о границах, поселениях, подстрекательстве к насилию и лекций о долгой истории существования двух народов на одной земле».

Несмотря на это, некоторые эксперты не исключают возможности успеха на данном направлении. С одной стороны, сложилась подходящая ситуация в регионе, воспользоваться которой и торопится Дональд Трамп. «Молодое поколение (в этих странах) все больше видит в Израиле прагматичного партнера, - замечает Стивен Сеш, бывший посол США в Йемене, а ныне вице-президент Института арабских стран Персидского залива в Вашингтоне. – Неожиданно Израиль превратился из оккупанта палестинских территорий в потенциального партнера в борьбе с большим злом, коим является Иран». С другой – на пользу может пойти бизнес-подход администрации к дипломатии: вместо строительства долгосрочных планов, она начинает с конкретных незначительных действий и выстраивания контактов в надежде, что они приведут к необходимому результату. Мартин Индик, вице-президент Брукингского института, в этой связи отметил:

«(Трамп) назначил нового посланника для переговоров с обеими сторонами и дал поручение своему зятю лично руководить процессом. Он отказался от переноса посольства в Иерусалим, чтобы не подорвать предпринимаемые усилия. Он настоял на прекращении строительства новых поселений. Он пошел навстречу (главе Палестинской автономии) Аббасу и оказал ему должное уважение. И он пытается надавить на Израиль, чтобы тот предпринял конкретные шаги по стимулированию экономического роста на палестинских территориях. То же самое делал (Билл) Клинтон (чьи усилия увенчались подписанием соглашения в Осло в 1995 году)».

Турне по святым местам завершилось 24 мая в Ватикане, где Дональд Трамп попытался восстановить отношения с Папой римским Франциском. В 2016 году между ними состоялась заочная перепалка: в ответ на слова Папы о том, что «человек, одержимый строительством стен, не может называться христианином», Трамп назвал его «бесчестным» и напомнил, что Ватикан сам окружен стенами. В целом, визит оказался умеренно-успешным и официальное примирение состоялось. Понтифик оценил оказанное ему уважение, хоть и не упустил случая, чтобы уколоть американского президента: вместе с оливковой ветвью, выгравированной на медали, он подарил Трампу свои труды по вопросам глобального потепления климата и помощи беженцам.

Визит Дональда Трампа в Брюссель

Если в Саудовской Аравии, Израиле и Ватикане Дональда Трампа встретили довольно радушно, то последовавший за этим визит в Брюссель прошел в напряженной обстановке.

Первым пунктом в программе визита стояла встреча с руководителями европейских институтов, включая президента Европейского совета Дональда Туска и председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера. Несмотря на то что обстановка позже была охарактеризована как «сердечная» и «дружественная», стороны не скрывали существующих противоречий. Туск, назвавший в январе американского президента одной из угроз европейскому единству, после встречи подчеркнул, что он попытался донести до Трампа мысль о том, что «(трансатлантическое) сотрудничество и дружба основывается на фундаментальных западных ценностях, таких как свобода, права человека и уважение человеческого достоинства». «Нашей первоочередной задачей сегодня является консолидация всего свободного мира вокруг этих ценностей, а не вокруг интересов. Ценности и принципы должны стоять на первом месте – именно эту мысль Америка и Европа должны нести миру». Реакция Трампа на эти слова осталась за кадром, а Туск лишь отметил, что между сторонами остались разногласия по вопросам торговли, экологии и политики в отношении России.

Любопытно, что примерно в это же время в Берлине «мысль» Туска доносил Барак Обама, прибывший в Германию, чтобы поддержать канцлера Ангелу Меркель на предстоящих выборах. Не упомянув ни разу имя Трампа, он призвал мир «не прятаться за стенами». Такое совпадение, наглядно демонстрирующее различия между Америкой Обамы и Америкой Трампа, помощники бывшего президента назвали случайным.

Пообщавшись с руководством ЕС, Трамп встретился с новым президентом Франции Эмманюэлем Макроном, которого американский лидер поздравил с «колоссальной» победой. Макрон, в свою очередь, вежливо заметил, что разговор получился «искренним», хотя и не привел к полному взаимопониманию по ряду вопросов.

Программа дня завершилась торжественным мероприятием по случаю открытия новой штаб-квартиры НАТО, где Дональд Трамп впервые выступил перед своими союзниками по Альянсу. Главное, что ожидали от американского президента, ранее назвавшего НАТО «устаревшей» организацией, - это однозначного подтверждения приверженности США принципу коллективной обороны. Недвусмысленным намеком в этом плане стало состоявшееся в присутствии Трампа открытие мемориала в память о терактах 11 сентября, после которых Альянс в первый и единственный раз применил Статью 5. Намек был либо не понят, либо проигнорирован, и Дональд Трамп лишь ограничился туманным обещанием «никогда не отворачиваться от друзей, которые поддержали (США)» в сложные времена. Зато он довольно четко и развернуто обратился к тем лидерам, чьи страны не выполняют двухпроцентную норму расходов на оборону: «23 из 28-ми стран-членов не платят то, что они должны платить», - попытался пристыдить должников Трамп.

Разговор с союзниками будет продолжен в пятницу, когда состоится саммит НАТО, а также в Италии, где пройдет встреча «Группы семи».

Проект бюджета президента

Тем временем, оставшиеся в Вашингтоне члены администрации сделали все, чтобы не дать заскучать стране в отсутствие ее лидера. Во вторник законодателям был направлен проект бюджета президента на 2018 год, который тут же вызвал всеобщий переполох.

Проект, озаглавленный «Новая основа американского величия», предлагает в следующие десять лет сократить невоенные расходы на 1,5 трлн. долл. и социальные расходы на 1,4 трлн. долл. (единственная новая социальная программа – оплачиваемый декретный отпуск – была включена по инициативе Иванки Трамп) при повышении на 500 млн. расходов на оборону и сокращении налогов для корпораций. Это, по планам администрации, позволит к 2028 году выровнять дисбаланс бюджета и сократить уровень долга до «приемлемых» 60% ВВП. На практике данные изменения будут означать отмену социальных программ для самых бедных слоев населения и снижение налогов для самых богатых (владельцы компаний смогут оформлять свой личный доход как доход корпорации и платить налоги по сниженной ставке). В результате, проект быстро получил «народное» название «Робин Гуд наоборот».

Помимо анти-социального характера проекта, многие поставили под сомнение ряд предположений, сделанных его составителями. В частности, в бюджет заложены отмена механизма бюджетного секвестирования (что маловероятно), осуществление реформы здравоохранения по проекту Палаты представителей (его отвергают сенаторы, готовящие свой, «более гуманный», а значит более дорогой, вариант реформы), а также сделано предположение о том, что средний рост экономики составит 3% ВВП в год (прогнозы Бюджетного управления конгресса менее оптимистичны: 1,9%). Наконец, наибольший ажиотаж вызвала допущенная «ошибка» в 2 трлн. долл.: в одной статье указано, что ожидаемые прибыли от роста экономики (в 2 трлн. долл.) пойдут на покрытие потерь от снижения налогов, в другой – они направлены на балансирование роста расходов на оборону и выплату пенсий.

Недовольными остались и те, кто, казалось бы, должен оказаться в выигрыше от принятия такого бюджета – сторонники военно-промышленного комплекса. Глава сенатского комитета по вооруженным силам Джон Маккейн (респ., Аризона) назвал предполагаемое увеличение расходов на оборону (54 млрд. долл. в 2018 году) «неадекватным», а сам бюджет – «мертворожденным». Мак Торнеберри (респ., Техас), возглавляющий аналогичный комитет в Палате представителей, раскритиковал заложенные в бюджете планы по закрытию 20% незагруженных военных баз внутри страны, что приведет к массовым потерям рабочих мест и, следовательно, недовольству избирателей. Наконец, сенатор Линдси Грэм (респ., Южная Каролина) был возмущен 30-процентным урезанием бюджета Госдепартамента, что, по его словам, приведет к сокращению американского присутствия в мире и поставит под угрозу безопасность американских дипломатических работников.

Глава административно-бюджетного управления при президенте Мик Малвени, защищая предложенный проект, заверил, что сокращаться будут лишь неэффективные государственные программы, а урезание бюджетов министерств будет происходить за счет оптимизации их управления и никак не повлияет на их функционирование. Как бы то ни было, не может быть сомнений, что в таком виде бюджет обречен на провал. У законодателей есть четыре месяца (до 30 сентября), чтобы предложить свои вариант и согласовать его с президентом, который уже пригрозил бюджетным кризисом, если его планы по «наведению порядка» в стране не будут учтены.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

12 июня 2014 | 13:14

Корни социального протеста в Турции

Протесты в Турции начинают приобретать системный характер. Их основной движущей силой являются радикально светские слои общества, социалисты и анархисты. При этом среди движущих сил протеста отсутствуют военные, которые ранее ассоциировались с защитниками светского пути развития Турции. 

29 ноября 2014 | 13:01

Тунис как единственная работающая демократия Ближнего Востока

Ключевым для Туниса становится процесс достижения политического консенсуса. Причем этот процесс важно активизировать именно сейчас, в преддверии второго тура президентских выборов, не дав дестабилизирующим силам пространства для политического маневра.

7 января 2016 | 19:59

Маркедонов: у Гарибашвили были успехи в отношениях с РФ

По мнению эксперта Российского совета по международным делам (РСМД), грузинское правительство не стремится ухудшать отношения с Россией или превращать их в инструмент укрепления прозападного курса. Какую идею вынашивала Москва и когда она стала актуальной? Об итогах грузино-российских отношений за 2015 год, а также об интересах Кремля к Тбилиси рассказал в эксклюзивном интервью агентству Sputnik Грузия Сергей Маркедонов.

16 мая 2015 | 21:00

ЕС ждет два года британского шантажа

Убедительная победа Консервативной партии и ее лидера Дэвида Кэмерона на парламентских выборах в Великобритании вновь заставила всех задуматься от европерспективах страны. Дэвид Кэмерон настаивает на проведении референдума о выходе страны из ЕС, хоть сам выход ему и не нужен.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.