Ольга Ребро
Новая стратегия США в Афганистане предполагает незначительное увеличение численности американского контингента. Уход Бэннона из администрации символизирует размежевание сросшихся за последний год понятий «Дональд Трамп» и «национальный популизм». Сокращение и замораживание помощи Египту Вашингтон объяснил нетипичной для новой администрации обеспокоенностью положением дел в области защиты прав человека.
ПРЕМИУМ
25 августа 2017 | 09:36

Дайджест внешней политики США (18 - 24 августа)

3 У вас осталось просмотра
Увеличить количество просмотров

1. Новая стратегия США в Афганистане, продолжающая подход Обамы, предполагает незначительное увеличение численности американского контингента, обещает обратить большее внимания на регион в целом, а также убирает какие-либо временные ограничения проводимой операции.

2. Уход Бэннона из администрации символизирует размежевание сросшихся за последний год понятий «Дональд Трамп» и «национальный популизм». Если сторонники «национального популизма» получили второе дыхание, вернув своего идейного вдохновителя, у которого теперь развязаны руки, и готовятся к продолжению войны, то Дональд Трамп под грузом президентства вынужден отказываться от своих обычно «правильных» инстинктов, что может привести к размыванию его поддержки среди электората.

3. Сокращение и замораживание помощи Египту Вашингтон объяснил нетипичной для новой администрации обеспокоенностью положением дел в области защиты прав человека. Это заставило некоторых экспертов искать истинные причины недовольства, наиболее вероятной из которых является нежелание Каира разорвать сотрудничество с КНДР.

Новая стратегия в отношении Афганистана

21 августа, через месяц после обещанного срока, администрация сообщила основные принципы стратегии в отношении Афганистана. Предлагая косметические изменения к предыдущему, и часто критикуемому, подходу, Дональд Трамп впервые официально признал, что отказывается от предвыборного обещания:

«Моим первым инстинктом было вывести войска – и, как правило, я предпочитаю следовать своим инстинктам. Но всю свою жизнь я слышал, что, сидя за столом в Овальном кабинете, начинаешь по-другому относиться к принятию решений».

В соответствии с обновленной стратегией, США сохранят свое присутствие в Афганистане на уровне, позволяющем поддерживать создавшийся «баланс сил с незначительным перевесом в пользу правительства» (так охарактеризовал ситуацию генерал Джон Николсон, командующий американскими войсками в Афганистане, отрывки из февральского доклада которого были дословно процитированы президентом в понедельник). Это означает незначительное увеличение американского военного присутствия: чаще всего называется цифра в 3900 солдат – именно столько запросил генерал Николсон.

Другое нововведение заключается в переходе от стратегии, в основе которой лежат сроки (time-based), к стратегии, в основе которой лежат условия ситуации (conditions-based). Другими словами, действия США, которые Дональд Трамп не собирается оглашать заранее, станут более непредсказуемыми, а также лишат противника надежды «переждать» американские войска. С одной стороны, это снимает с администрации необходимость оправдываться, почему очередные сроки вывода войск были отодвинуты (что регулярно приходилось делать Обаме), с другой – в глазах американцев, уставших от 16-летней войны, это, скорее, указывает на бессрочность присутствия США в регионе.

Говоря об «условиях» окончания операции («победы»), Трамп отметил:

«С этого времени наша победа будет четко определена. Нападение на наших врагов, стирание с лица земли ИГ, разрушение Аль-Каеды, недопущение захвата власти в Афганистане Талибаном, предотвращение массовых терактов в отношении США до того, как они произойдут».

При общей размытости целей, президент, однако, намеренно исключил из условий разгром Талибана. Кроме этого, он особо подчеркнул, что США не собираются заниматься «строительством нации».

Наконец, новая стратегия особо подчеркивает важность вовлечения региональных держав. При этом, обещая перестать замалчивать «роль Пакистана в предоставлении убежищ террористическим организациям» (усиление давления на Пакистан началось еще во времена Обамы), Вашингтон дал понять, что ждет большего вклада от Индии, получающей «миллиарды долларов от торговли с Соединенными Штатами». Хотя детали реализации регионального подхода не были озвучены, некоторые номинальные изменения уже произошли. Еще два месяца назад Госдепартамент убрал должность «специального представителя по вопросам Афганистана и Пакистана», включив работавших на этом направлении людей в департамент Южной и Центральной Азии, сама стратегия получила название «Стратегия в отношении Афганистана и Южной Азии», а азиатско-тихоокеанский регион в речи Трампа превратился в «индо-тихоокеанский».

В целом, новая стратегия получила смешанную оценку среди американских экспертов. В качестве положительных моментов отмечались «гибкость» нового подхода, нежелание более замалчивать отрицательную роль Пакистана, а также отказ от поспешного вывода войск. «Важные вещи все же были отмечены правильно, - написал Фредерик Каган, директор Проекта «Критически угрозы» в Американском институте предпринимательства. – Были подчеркнуты значение этого региона для жизненно важных интересов национальной безопасности, заинтересованность США в участии в этой битве, готовность изменять стратегию и выделяемые ресурсы в зависимости от меняющихся условий на земле, а также вера в то, что достижение успеха является не только необходимым, но и возможным».

С другой стороны, многие отметили половинчатость стратегии и ее туманность. «Президент Трамп оставил без внимания гражданский аспект борьбы с терроризмом и антиправительственными силами, - отметил Энтони Кордсман из Центра стратегических и международных исследований. – Что еще хуже, он не обозначил рамки военного участия, что является основной проблемой нашего вовлечения в Афганистан, Ирак, Ливию, Сомали, Сирию, Йемен и любые другие будущие конфликты. Половина стратегии не обязательно будет лучше, чем ее полное отсутствие».

Наиболее мрачную характеристику новому подходу дал Макс Бут, старший научный сотрудник Совета по международным отношениям:

«Оглашение новой политики в отношении Афганистана разрушила все ожидания. Президенту Дональду Трампу очень хотелось представить свежий подход. У него не получилось этого сделать по одной простой причине: такого подхода просто не существует. Война, которая началась шестнадцать лет назад, будет продолжаться бесконечно без шансов на победу, потому что Вашингтон не может предложить альтернативы (сложившемуся статус-кво)».

Увольнение Стива Бэннона

Оглашению стратегии по Афганистану предшествовал уход из администрации помощника президента по политическим вопросам Стива Бэннона, горячо поддерживающего идею вывода американских войск. Тогда как причинно-следственные связи этих двух событий остаются предметом спекуляций, их наличие вписывается в общую тенденцию «нормализации» администрации Трампа, которая постепенно избавлялась от пережитков избирательной кампании, мешавших эффективному управлению страной. В этом смысле уход Бэннона, главного идеолога «трампизма» (или, в терминологии самого Бэннона, «экономического национализма»), стал кульминацией данного процесса, и может иметь наиболее значительные последствия.

Из Белого дома Бэннон ушел хлопнув дверью. За три дня до официального сообщения он дал резонансное интервью основателю журнала «Американ Проспект», в котором назвал свое пребывание в администрации «ежедневной битвой» с глобалистами и генералами. Приводя примеры, он осудил нерешительность администрации в развязывании торговой войны с Китаем и отмене НАФТА (чему мешают глобалисты) и чрезмерно воинственную риторику в отношении Северной Кореи (навязываемую президенту генералами). Не менее скандальным стало и первое публичное заявление Бэннона после его ухода: «Президентство Трампа, за которое мы воевали и которое мы получили в награду за наши старания, закончилось. У нас еще остается сильное движение, и мы постараемся еще чего-то добиться из этого президентства. У нас будут хорошие и плохие дни, но этому президентству пришел конец». Впрочем, чуть позже он добавил: «Я ухожу из Белого дома и иду на войну, чтобы защищать Трампа от его оппонентов на Капитолийском холме, в СМИ и в корпоративных кругах». Все это сопровождалось грозными обещаниями «войны» Трампу сотрудниками новостного портала «Брейтбарт», куда Бэннон вернулся в качестве гендиректора.

Такую дихотомию сообщений (война «за» Трампа или «против»?) можно объяснить происходящим размежеванием понятий «Дональд Трамп», эксцентричный миллиардер и звезда шоу-бизнеса, и «трампизм» (национальный популизм), ассоциируемый с Бэнноном и обещавший недовольному населению быстрое изменение их положения к лучшему. Оба явления сформировались задолго до 2016 года и оба попробовали прийти к власти по отдельности: Трамп прощупывал почву участия в выборах, раскручивая историю с местом рождения Обамы, а Бэннон в свое время был идейным вдохновителем Сары Пэйлин, кандидата в вице-президенты в кампании Джона Маккейна. Однако именно их союз, начавшийся год назад, позволил одержать победу: подходящая форма нашла подходящее содержание. Теперь же Бэннон фактически подал на развод, накал которого будет расти по мере «нормализации» администрации.

Потеряв возможность влиять на политику Вашингтона, Стив Бэннон уже начал собирать силы для продолжения борьбы. За прошедшую неделю состоялась череда встреч и «мозговых штурмов» относительно стратегии увеличения влияния «Брейтбарт» и подрыва позиций более традиционного канала «Фокс Ньюз». Более того, Бэннон протянул «трубку мира» лагерю Берни Сандерса. Для своего прощального жеста в адрес администрации Баннон выбрал именно журнал «Американ Проспект», который «с гордостью называет себя либеральным и категорически выступает против Трампа». Разговор с недоумевающим основателем Бэннон начал словами: «Для меня является честью, наконец, связаться с вами. Я годами читал то, что вы пишете и считаю, что мы с вами находимся в одной лодке, особенно когда речь идет о Китае». В ходе беседы он поддержал раздающуюся слева критику «этно-национализма», а также повторил идею, продвигаемую другой площадкой сторонников Берни «Ти-Уай-Ти»: пока демократы не предложат четкой экономической стратегии, они будут являться легкой мишенью.

В этой связи возникает вопрос о жизнеспособности Трампа в отрыве от «трампизма». Как заметили в последние дни многие комментаторы, «Трамп останется Трампом даже без Стива Бэннона», что продемонстрировало его выступление в Фениксе, Аризона. Он по-прежнему будет публично нападать на своих неприятелей, винить во всем «фейковые» СМИ и с трудом придерживаться телесуфлеров, подрывая тем самым предлагаемую советниками повестку дня. При этом его «инстинкты» все же подсказывают ему дорогу в сторону популизма в рамках «Америка первая» (Трамп продолжает настаивать на строительстве стены), однако, как показала стратегия по Афганистану, груз «президентства» заставляет от этих инстинктов отказываться. Более того, стиль Трампа, обладающий некоторым шармом в совокупности с инициативами Бэннона, раздражает республиканский истеблишмент и плохо сочетается с «нормальным» функционированием американской государственной машины.

До сих пор лояльность Трампу (хотя бы видимая) со стороны его партии обеспечивалась высоким уровнем его поддержки среди республиканского электората, ожидающего «осушения болота», «наведения порядка» и приоритета национальных проблем над международными. Надежды на реализацию первого пункта пропали с уходом Бэннона, после чего популярной стала фраза: «не Трамп осушил болото, а болото осушило Трампа». Последний пункт уже был переформулирован генералами в рейгановский подход «мир с позиции силы», предполагающий наращивание военного мускула и присутствия американских военных за рубежом. Остается «наведение порядка», подразумевающее улучшение жизни американцев. Здесь результаты пока смешанные. Трамп преуспел в создании рабочих мест, отмене регулирования, оживлении добывающей отрасли – всем, что президент может сделать в одиночку. Однако самые масштабные инициативы (реформа здравоохранения, налоговая реформа, обновление инфраструктуры и, наконец, принятие бюджета) требуют взаимодействия с Конгрессом, где борьба ведется не только между партиями, но и внутри самих партий.

Замораживание помощи Египту

Во вторник представители Госдепартамента сообщили об изменении планов относительно предоставления помощи Египту. (Сообщения делались анонимно, так как, согласно процедуре, появлению официальных заявлений должно предшествовать уведомление Конгресса.) По их словам, Рекс Тиллерсон принял решение изъять 65,7 млн. долл. из военной помощи и 30 млн. долл. из экономической помощи. Эти средства будут перенаправлены в другие страны. При этом он подписал разрешение, необходимое для предоставления Египту 195 млн. долл. военной помощи, однако заморозил выдачу средств.

Официальным поводом Госдепартамент назвал ухудшающееся положение в области прав человека, в частности принятие в мае закона, ограничивающего деятельность неправительственных организаций. Такое объяснение было воспринято как неожиданный и положительный сигнал изменения позиции администрации в данном вопросе: ранее Рекс Тиллерсон неоднократно отмечал, что проблемы с продвижением демократии лучше решать в личных разговорах с руководством стран, избегая публичности. «Вот вам загадка: Трамп занял позицию по ситуации с правами человека в Египте, даже задержал предоставление помощи. Очень даже в стиле Обамы», - заметил в своем «Твиттере» Мартин Индик исполнительный вице-президент Брукингского Института.

Тем не менее, некоторые эксперты обратили внимание на то, что истинной причиной может являться стремление надавить на Египет в вопросе блокады Северной Кореи. Изначально внимание привлекло появление такой нехарактерной для двусторонней повестки дня темы как КНДР в пресс-релизе о телефонном разговоре двух президентов. Позже появились сообщения о давних и прочных связях Египта и Северной Кореи, и постоянном недовольстве по этому поводу со стороны США. Госдепартамент в четверг ни опроверг, ни подтвердил важность данного фактора в принятии решения о заморозке помощи.

Египетское министерство иностранных дел назвало решение Вашингтона «ошибочным с точки зрения стратегического характера двусторонних отношений», а также убрало из расписания запланированных мероприятий встречу с Джаредом Кушнером, прибывшим в страну через день после объявления о сокращении помощи. (В четверг Госдепартамент сообщил, что встреча все-таки состоялась).

Согласно американскому законодательству, для выделения помощи Египту, госсекретарь должен ежегодно (до 30 сентября) уведомлять Конгресс о практических достижениях страны в вопросе развития демократии. Таким образом, Тиллерсон дал Каиру месяц для устранения причин недовольства Вашингтона, каковы бы они ни были.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

5 октября 2015 | 22:00

Россия в роли конструктора Большой Малой Азии

России следует, учитывая и уважая статус Ирана, играть на опережение, предлагать свои возможности и воздействовать на различные субъекты иранской политики, чтобы не сложилась ситуация, когда все будут играть не в те ворота, лишь торгуясь о тех или иных незначительных вещах, тогда как «тысяча и одна ночь» уже будут предопределены западоцентричной мировой средой.

9 июня 2014 | 23:08

Вашингтон ищет ответ единый ответ на «украинский» и «южно-китайский» вызовы

Кризис на Украине и события в Южно-Китайском море не только сблизили позиции России и Китая, но и придали импульс сотрудничеству в союзников по НАТО и заставили азиатские страны искать у США поддержки против Китая.

11 ноября 2014 | 09:39

Региональные вызовы Туркменистана и его политика нейтралитета

Туркменистан начинает отходить от принципов нейтральной, фактической изоляционистской политики и начинает активнее вести поиск союзников. В этом контексте рассматривают визиты в Ашхабад в 2014 году президентов Узбекистана Ислама Каримова и Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. В ходе обоих визитов немаловажное место в повестке дня занимали вопросы безопасности и проблемы соседнего Афганистана, с которыми приходится сталкиваться региональным игрокам.

20 апреля 2014 | 16:10

Цели визита Барака Обамы в Саудовскую Аравию

Однодневная остановка американского президента в Саудовской Аравии по завершению европейского турне подтвердила заинтересованность Вашингтона в сохранении доверительных отношений с Эр-Риядом. Однако раскол между двумя когда-то близкими союзниками продолжает углубляться.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.