Ольга Ребро
В своем выступлении, посвященном взглядам США на дальнейшее развитие ситуации в Сирии, госсекретарь сообщил, что администрация планирует сохранять военное присутствие в стране. Визит Казахстанского президента в США был воспринят американскими экспертами как положительный сигнал возобновленного внимания администрации к региону Центральной Азии. Министерская встреча по КНДР в Ванкувере завершилась безрезультатно.
ПРЕМИУМ
19 января 2018 | 20:31

Дайджест внешней политики США (12-18 января)

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

1. В своем выступлении, посвященном взглядам США на дальнейшее развитие ситуации в Сирии, госсекретарь, ссылаясь на необходимость не допустить возникновения политического вакуума, сообщил, что администрация планирует сохранять военное присутствие в стране.

2. Визит Казахстанского президента в США, завершившийся обещаниями углубления сотрудничества, был воспринят американскими экспертами как положительный сигнал возобновленного внимания администрации к региону Центральной Азии, возросшее значение которого до сих пор не сопровождалось целенаправленной политикой со стороны Вашингтона.

3. Министерская встреча по КНДР в Ванкувере, призванная продемонстрировать единство мирового сообщества в приверженности продолжать наращивать давление на Пхеньян, завершилась безрезультатно в свете отсутствия ключевых игроков – Китая и России, а также опасений участников подорвать наладившийся межкорейский диалог.

Стратегия США в отношении Сирии

17 января госсекретарь Рекс Тиллерсон выступил в Гуверовском институте (Стэнфорд, Калифорния) с программной речью, в которой он изложил политику администрации в отношении Сирии. Ключевой мыслью заявления стало обоснование необходимости военного присутствия США в стране. При этом он отметил, что администрация осознает «скептицизм американцев», однако не намерена повторять прошлые ошибки и не допустит появления вакуума, который будет заполнен террористами, Ираном или режимом Асада, использующим «жестокие меры по подавлению собственного населения». Обходя стороной вопрос законности этого присутствия в принципе, Тиллерсон выделил пять «конечных результатов», на достижение которых планирует работать Вашингтон.

Во-первых, США намерены не допустить нового усиления террористических группировок ИГ, Аль-Каеды или их проявлений в новых формах: «Сирия никогда не должна стать платформой и убежищем для террористов, что позволит им организовывать, финансировать и осуществлять атаки на американских граждан и на союзников, а также набирать и тренировать людей для осуществления этих планов». Это станет возможно только после (вторая цель) реализации Женевского процесса, итогом которого США видят «стабильную, единую, независимую Сирию с функционирующим правительством». Госсекретарь отдельно подчеркнул, что процесс этот будет длительным и его конечный результат будет определен голосованием всего сирийского народа с обязательным участием сирийской диаспоры за рубежом. Последнее условие, по мнению Вашингтона, станет гарантией ухода текущего президента Башара Асада. Особая роль в реализации данного процесса отводится России, от которой США ожидают не только помощи с обеспечением участия представителей Асада в переговорном процессе, но и их приверженности «добросовестной реализации» всех достигнутых договоренностей.

В-третьих, отмечая возросшее влияние Ирана на ситуацию в Сирии, Тиллерсон выделил необходимость гарантировать «безопасность сирийских соседей перед лицом любых угроз, исходящих из Сирии». По словам госсекретаря, стратегия Ирана заключается в создании «северной дуги» от Ирана до Средиземного моря, где Тегеран намерен заручиться поддержкой местных лояльных сил для подрыва интересов США и их союзников.

В-четвертых, по словам госсекретаря, важно создать условия для возвращения беженцев и вынужденных переселенцев посредством создания «зон де-эскалации» и «усилий по стабилизации». Под этим Вашингтон подразумевает разминирование освобожденных территорий, минимальное обеспечение электро- и водоснабжения, работы больниц и школ. Этим, заметил Тиллерсон, США ограничатся, оставив дальнейшую работу местным правительствам, финансируемым «международным сообществом»: «Мы даем четко понять: «стабилизация» не является синонимом бесконечного национального строительства или восстановления». При этом госсекретарь предупредил, что США, ЕС и их региональные партнеры не намерены допускать предоставления международной помощи на восстановление территорий, находящихся под контролем режима, и призвал всех последовать этому примеру: «Соединенные Штаты обращаются ко всем странам с просьбой оказывать методичное экономическое давление на Асада и участвовать в восстановлении Сирии только после передачи политической власти».

Пятый пункт – «устранение с территории Сирии оружия массового уничтожения», вызывающий в сознании американцев негативные ассоциации с началом иракской кампании 2003 года, Тиллерсон упомянул лишь вскользь, не обозначив, какие конкретно действия будут для этого предприняты.

Встреча Дональда Трампа с президентом Казахстана

16 января Белый дом с официальным рабочим визитом посетил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Не получившая значительного освещения в американских СМИ, встреча глав государств была высоко оценена экспертами, предупредившими, однако, что амбициозные планы по расширению сотрудничества должны быть наполнены конкретным содержанием. Визит казахстанского президента в США завершился принятием политической декларации «Расширенное стратегическое партнерство в XXI веке». Из широкого списка приведенных в документе областей сотрудничества, в своем заключительном слове по итогам визита Дональд Трамп более подробно остановился на двух, обозначая, таким образом, приоритеты американской политики в отношении Казахстана.

Во-первых, американский президент выразил надежду на помощь Казахстана в реализации «регионального подхода» в рамках новой стратегии США по Южной Азии. В этой связи Дональд Трамп поблагодарил Назарбаева за «обещание продолжить предоставлять крайне необходимую логистическую поддержку американским войскам» в Афганистане (что особенно важно в свете ухудшающихся отношений между США и Пакистаном), а также отметил увеличение помощи Казахстана в укреплении афганской безопасности (что вписывается в планы США по разделению финансового бремени). Во-вторых, американский президент несколько раз подчеркнул развитие экономических связей между двумя государствами. Казахстанская делегация, трехдневный визит которой в США включал, помимо посещения Белого дома, встречи с представителями крупных американских компаний и финансовых кругов, подписала более 20 двусторонних экономических соглашений на общую сумму свыше 7 млрд. долл. об инвестиционном и торгово-экономическом сотрудничестве. Дональд Трамп похвалил усилия Назарбаева по улучшению бизнес-климата в Казахстане, что, пообещал президент, приведет к большей заинтересованности американских компаний и созданию «множества рабочих мест в обеих странах».

Нурсултан Назарбаев, в свою очередь, также обратил внимание на стратегически важное положение Казахстана между Россией, Китаем и «исламским миром» и выразил надежду, что США продолжат сотрудничество в рамках формата «Центральная Азия плюс один» (C5+1), запущенного Бараком Обамой и пока оставленного без внимания текущей администрацией. Кроме этого, казахстанский президент отметил, что Астана «естественно» обеспокоена динамикой отношений между США и Россией, которые «ушли на ноль» в последнее время, а также призвал решать проблему Северной Кореи в сотрудничестве с Пекином и Москвой.

Американские эксперты, в целом довольно критически оценивавшие «невнимательность» предыдущей администрации к региону Центральной Азии, позитивно восприняли встречу двух президентов – первую с 2006 года. «Когда речь идет о Центральной Азии, личные встречи имеют очень большое значение, - отметил Дэвид Меркель, старший научный сотрудник Атлантического Совета, занимавшийся евразийским направлением в Госдепартаменте и Совете национальной безопасности во времена администрации Дж. Буша-мл., - и президента Трампа необходимо похвалить за осознание важности встречи с президентом Казахстана. Администрация Трампа воспользовалась возможностью, упущенной его предшественником, чтобы гарантировать, что интересы США (в регионе) будут приветствоваться, будут правильно интерпретированы и будут продвигаться. Тем не менее, совместных фотографий будет недостаточно. Важно, чтобы они дополнились конкретными результатами».

С аналогичным призывом к американскому руководству обратился и директор центра внешней политики Фонда «Наследие» Люк Коффи. Отмечая спорадический характер внимания США к Казахстану, он назвал визит Назарбаева «хорошей отправной точкой» для более прочного стратегического вовлечения. Тем не менее, эксперт предупреждает, что США «не должны заставлять (Казахстан) выбирать стороны»:

«В силу своего географического положения Казахстан является страной-балансиром, […] и в интересах США, чтобы он сохранял дружественные отношения со всеми соседями. Однако, чтобы добиться (улучшения отношений) США должны продемонстрировать серьезность своих намерений не на словах, а на деле».

Министерская встреча по вопросу безопасности и стабильности на Корейском полуострове

16 января в Ванкувере состоялась встреча министров иностранных дел 20 государств под председательством США и Канады, посвященная обсуждению проблемы ядерной программы КНДР. Намеченная еще в конце ноября для демонстрации единства международного сообщества в ответ на очередное испытание, проведенное Пхеньяном, конференция, однако, вызвала ряд вопросов с точки зрения ее практической целесообразности.

С одной стороны, удивил список участников, в который вошли (не все) союзники США в Корейской войне (1950-53 гг.), однако не были приглашены Китай и Россия, играющие, по признанию Тиллерсона, ключевую роль в оказании давления на Пхеньян. В этом контексте довольно странно выглядела попытка госсекретаря увязать события середины прошлого века с современностью:

«Только угроза такого масштаба, угроза использования ядерного оружия, способна объединить бывших врагов для достижения общей цели – денюклеаризации Корейского полуострова. (Страны, воевавшие против КНДР) стоят сегодня плечом к плечу с Китаем, Южной Кореей, Японией и Россией и говорят северокорейскому режиму: мы не можем и не будем признавать твой ядерный статус».

Несмотря на слова Тиллерсона о единстве, одной из главных обсуждаемых тем стали нарушения санкционного режима со стороны «отсутствовавших». Если в декабре основные упреки сыпались в адрес Китая, то на этой неделе его место заняла Россия: и Дональд Трамп, и Рекс Тиллерсон впервые публично обвинили Москву в «возмещении убытков», которые терпит КНДР в результате санкций.

С другой стороны, участники конференции в своем стремлении продемонстрировать решительность в оказании давления на КНДР старались не навредить хрупкому переговорному процессу, налаженному в последние недели между Сеулом и Пхеньяном. Подчеркивая важность дипломатического решения, министры, тем не менее, сделали акцент на необходимости относиться скептически к дружелюбным сигналам со стороны Северной Кореи. Показательными в этом плане стали слова министра иностранных дел Японии Таро Коно:

«Мое правительство приветствует переговоры между Югом и Севером относительно участия в олимпийских играх. В конечном счете, олимпийские и параолимпийские игры являются мирными мероприятиями. При этом мы не должны закрывать глаза на тот факт, что Северная Корея продолжает развивать свою ядерную программу и создавать баллистические ракеты. Я знаю, некоторые предлагают вознаградить Северную Корею за начало диалога отменой санкций или предоставлением помощи. Но это слишком наивный подход. Я считаю, Северная Корея просто тянет время. Она просто хочет что-то получить от этого диалога».

В итоге, конференция завершилась «коллективным согласием», как заметила глава мид Канады, участвовавших стран с тем, что санкции работают и что их необходимо поддерживать. Подобная безрезультативность должна была быть положительно воспринята Москвой. Накануне конференции российский министр иностранных дел Сергей Лавров заметил:

«Я думаю, что, при всем уважении к тем, кто эту инициативу затеял, я не ожидаю ничего продуктивного. Лишь бы ничего контрпродуктивного не произошло. Это уже будет хорошим результатом, хотя в это верится с трудом».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

6 мая 2016 | 19:33

Дайджест внешней политики США за неделю (29 апреля-5 мая)

Несмотря на ряд сохраняющихся противоречий, Москва и Вашингтон смогли найти общий знаменатель по сирийской проблеме, что превратило Россию в риторике США из разжигателя конфликта в партнера по его разрешению. Очередной дефолт Пуэрто-Рико послужил напоминанием о необходимости разрешения вопроса о юридическом статусе этой «неинкорпорированной территории». Во вторник Дональд Трамп стал «предполагаемым» кандидатом от республиканской партии, чье руководство взялось за непростую задачу по сплочению своих рядов для победы над Хиллари Клинтон в ноябре.

14 июля 2015 | 11:25

Как избежать заморозки конфликта в Донбассе

С учетом конструкции Минского процесса урегулирования, ответственность за корректировку действий Украины лежит на «нормандской четверке». При этом, очевидно, что у Франции, Германии и России нет ресурсов, чтобы обеспечить подчинение Киеву вооруженных подразделений на линии фронта и в тылу. Более того, у самих украинских властей таких ресурсов не так много.

13 февраля 2018 | 12:16

Дайджест внешней политики Германии 6 февраля – 12 февраля

Когда переговорщики от ХДС-ХСС и СДПГ заявили о согласовании текста коалиционного договора, многим показалось, что неопределенность политической жизни Германии завершилась. Компромиссный характер документа позволял надеяться, что он без проблем найдет одобрение у социал-демократов, среди которых остается много противников GroKo. Однако амбиции лидера СДПГ Мартина Шульца едва не привели к очередному кризису среди социал-демократов, поставив под угрозу судьбу коалиции.

6 ноября 2015 | 23:24

Дайджест внешней политики США за неделю (30 октября-4 ноября)

На прошедшей неделе состоялся визит Госсекретаря США в страны Центральной Азии, смысл которого, по большому счету, сводился к тому, чтобы напомнить руководствам центрально-азиатских республик о том, что Вашингтон о них не забыл. Западное военное сообщество почувствовало реальную возможность затормозить процесс снижения американского военного бюджета. Кроме того, на повестке дня вновь появился вопрос об уровне секретности американской программы по использованию беспилотников.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.