Иван Константинов
Америка не может уйти от ответственности за регион, поскольку Вашингтон был основной движущей силой большинства процессов, в особенности, эскалации шиитско-суннитского конфликта. Кроме того, заинтересованность крупнейших американских лобби в регионе – израильского, нефтяного и оружейного – не снизилась.
ПРЕМИУМ
16 октября 2014 | 07:56

Белый дом снижает порог ожиданий в борьбе с ИГ на Ближнем Востоке

Выступление вице-президента США Джозефа Байдена на открытии Форума им. Дж.Ф.Кеннеди в Гарвардском Университете 3 октября и речь президента Барака Обамы в Пентагоне 8 октября имели программный характер и касались роли США в мире и основных глобальных вызовов, в том числе, проблемы борьбы с Исламским государством. В них повторялись основные постулаты послания президента Обамы ГА ООН 24 сентября. Однако «октябрьские» выступления двух первых лиц носили гораздо более открытый, стратегический и ориентированный на внутреннюю аудиторию характер. Это позволяет лучше разобраться в том, как в администрации президента Обамы воспринимают ситуацию на Ближнем Востоке и какую роль отводят США.

Ключевым фактором ближневосточной политики на данном этапе в силу своей актуальности остается Исламское государство. Во многом это обусловлено медийной компонентой данной проблемы. Внимание американской аудитории, вызванное активным освещением в прессе, обязывает первых лиц регулярно высказываться по теме и демонстрировать при этом полный контроль над ситуацией. Дополнительную актуальность подобным выступлениям придают наступающие выборы – 4 ноября в США пройдут промежуточные выборы в Конгресс. В результате получается традиционная для Администрации последних лет хорошая мина при плохой игре.

И президент, и вице-президент, признают, что проблему ИГ не удастся решить в короткие сроки. Более того, Джозеф Байден, призывая запастись «терпением», в своих рассуждениях идет дальше и отмечает, что Америка будет сталкиваться с социальными взрывами не только в Ираке и Сирии, но и по всему Ближнему Востоку, и что решить эти проблемы удастся лишь «следующему поколению, а может и позже». В Белом доме, таким образом, признают, что ситуация на Ближнем Востоке находится в крайней степени деградации, и ее разрешение – в большей степени вопрос времени, нежели усилий.

Интересно в этой связи то, как Обама и Байден развивают эту тему. Президент и вице-президент делают ставку на два аспекта: «американцам ничего не угрожает» и «решение этих проблем не совсем наше дело». Так, Джозеф Байден, отмечает, что на данный момент нет реальной угрозы безопасности США. Для убедительности он добавляет:

«Вас с гораздо большей вероятностью ударит молния, нежели вы подвергнитесь теракту на территории США».

Исходя из этих реалий, оба первых лица делают логичный вывод, что спасение Ирака – дело рук самих иракцев. Барак Обама отмечает:

«Мы уверены, что сможем добиться дальнейшего прогресса в сотрудничестве с иракским правительством, так как это очень важно для иракцев и поможет им, с нашей помощью, защитить свою страну…».

Байден высказывается в том же ключе, хотя и более общей форме:

«Мы не способны решить проблемы региона в одиночку […], и мы не можем разрешить их своими силами…».

Администрация продолжает линию на невмешательство на Ближнем Востоке. Возглавив антитеррористическую коалицию против ИГ, Америка все равно стремится показать, что это не ее война и что Вашингтон больше не будет решать региональные проблемы за их непосредственных участников.

При этом важно понимать, что «невмешательство» - это не столько послание региональным партнерам США, сколько серьезный внутриполитический сигнал. Обама продолжает попытки откреститься от наследия Джорджа Буша-мл. и отстоять свою ближневосточную стратегию – стратегию, одобренную и дважды поддерживаемую его избирателем на выборах. Отказ от выбранных приоритетов, среди которых меньшая вовлеченность в регион, более объективное видение роли мусульман и арабо-израильского конфликта будет означать поражение, которое может сказаться и на позициях демократов в целом.

При этом если на внутриполитической арене Обаме удается сохранить лицо, во внешнеполитическом поле ситуация выглядит для него хуже. Америка не может уйти от ответственности за регион, поскольку Вашингтон был основной движущей силой большинства процессов, в особенности, эскалации шиитско-суннитского конфликта. Кроме того, заинтересованность крупнейших американских лобби в регионе – израильского, нефтяного и оружейного – не снизилась. Наконец, американский президент продолжает говорить о лидерской роли США в мире. В совокупности эти факторы обязывают Вашингтон решать ближневосточные проблемы.

Принимая во внимание подобные обстоятельства, президент и вице-президент продолжают делать ставку на следующую концепцию решения проблемы ИГ: сформированная по инициативе США международная коалиция путем удачных авиаударов и действий на земле постепенно уничтожит ИГ. Основными задачами при этом являются (1) расширение коалиции за счет в первую очередь региональных игроков, в частности - Турции, (2) усиление правительственных войск и курдских Пешмерга, и (3) дискредитация радикальных исламистов в глазах мусульман.

В этой связи президент Обама в очередной раз подчеркнул важность широкого консенсуса среди стран всего мира, осудивших ИГ и признавших его угрозу. Джозеф Байден, в свою очередь, отметил важность «делегитимизации ИГИЛ в глазах мусульманского мира». Вице-президент также подчеркнул, что США рассчитывают на своих традиционных ближневосточных партнеров в деле борьбы с Исламским государством. Таким образом, американцы открыто призывают монархии Персидского залива во главе с Саудовской Аравией, равно как и Турцию, сыграть ключевую роль в этой борьбе. При этом последние, осознавая угрозу ИГ, все же понимают, что в случае открытой борьбы с исламистами они могут стать жертвами их терактов. К тому же, Саудовская Аравия, Катар и Турция – сложные неоднородные государства, в которых находится достаточно влиятельных сил и группировок, преследующих свои цели и готовых поддержать ИГ.

В этой связи Эр-Рияд, Доха и Анкара, принимая во внимание высокие издержки, могут потребовать от США что-то в обмен на участие в боевых операциях. Например, Турция попытается пролоббировать распространение авиаударов коалиции не только по объектам ИГ в Сирии, но и на всю территорию страны для свержения режима Башара Асада. Так или иначе, возможные сделки пойдут лишь на пользу ИГ и послужат дополнительным катализатором дестабилизации на Ближнем Востоке.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «»

2 августа 2014 | 16:32

Малайзию интересуют результаты расследования, а не политические проблемы Украины

Реакция Малайзии на катастрофу Боинга под Донецком сдержанная и преследует прагматические цели - идентификация и возвращение тел погибших на родину, а также проведение тщательного расследования. Израильская операция «Нерушимая скала» и гибель населения Газы беспокоит малазийцев гораздо больше, чем политический контекст крушения лайнера.

14 ноября 2014 | 13:00

Документ дня: «О приоритетах польской дипломатии»

Поскольку в экономической сфере евроинтеграция не дает ясных положительных перспектив, Варшава стремится искать политический выход из положения. Для Гжегожа Схетины это, прежде всего, - необходимость сплочения перед лицом внешней угрозы.

7 апреля 2016 | 17:00

Досрочные выборы на Украине как удар по позициям президента и украинской политике Запада

Оптимальным для Украины сценарием было бы проведение досрочных выборов и формирование новой, центристской коалиции из БПП, Самопомощи и ряда партий, представляющих юго-восток страны. Это был бы первый шаг на пути вывода страны из состояния гражданского конфликта. Однако данный сценарий не оптимален для самого Порошенко, поскольку угрожает его власти, поэтому вряд ли этот сценарий будет реализован.

6 февраля 2015 | 13:00

Политический тупик: Кровопролитие на Украине остановят только миротворцы

Киеву в целом безразлично, что Москва подталкивает ополченцев к диалогу на условиях сохранения территориальной целостности Украины (по состоянию на май 2014 года). Примирение с Новороссией — это признание права на политическое представительство в украинской политике неукраинских сил — прежде всего людей русской идентичности. Нынешнее правительство стремится к другому — к созданию «нового украинца европейского типа».

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова