Татьяна Тюкаева
Не следует преувеличивать значение демонстраций протеста в адрес Белого дома со стороны Эр-Рияда. Королевство и раньше ярко проявляло недовольство отдельными шагами США. Это лишь элемент тактики, попытка напомнить заокеанскому партнеру о том, что у Саудовской Аравии есть свои интересы, которые следует уважать. Внешнеполитическая стратегия Эр-Рияда остается неизменной - ее суть заключается в утверждении сильной региональной роли Королевства в регионе при опоре на США.
ПРЕМИУМ
9 июня 2015 | 07:49

Американо-саудовское партнерство: тактика и стратегия

Последние успехи переговорного процесса «шестерки» международных посредников с Ираном вокруг его ядерной программы и в целом заметное потепление отношений между Вашингтоном и Тегераном вызывает негативную реакцию региональных партнеров США на Ближнем Востоке. Саудовская Аравия и Израиль все с большей активностью выражают свое недовольство политикой Белого дома. Последний, в свою очередь, заявляет о том, что США не отвернутся от традиционных союзников. 22 мая Барак Обама, выступая в одной из главных синагог Вашингтона, в очередной раз подчеркнул, что существующие сегодня разногласия между США и Израилем не означают, что американцы откажутся от поддержки своего давнего союзника.

«Израильский народ может быть уверен в том, что Вашингтон всегда готов оказать ему поддержку, что бы ни случилось».

Подобным заверениям в своей приверженности партнерским отношениям, по сути, был посвящен состоявшийся 13-14 мая в Кэмп-Дэвиде саммит Барака Обамы с представителями монархий Залива. Главной целью встречи было убедить традиционных партнеров в том, что подписание сделки с Ираном никак не отразится на их отношениях с США. Заверения в приверженности Вашингтона сотрудничеству с монархиями Залива нашли выражение в итоговом Совместном заявлении. Его основной идеей стало провозглашение намерения «наращивать и углублять сотрудничество в сфере обороны и безопасности, а также развивать совместные подходы по региональным вопросам».

«Политика США по использованию всех элементов силового воздействия для обеспечения жизненных интересов стран региона Залива, а также сдерживания и противодействия внешней угрозы против наших союзников и партнеров, что мы демонстрировали в ходе войны в Заливе, остается неизменной. […] В случае такой агрессии или угрозы такой агрессии США готовы сотрудничать с нашими партнерами в Совете сотрудничества государств Залива, чтобы принять решение о том, какие действия должны быть предприняты, при использовании всех средств, находящихся в нашем распоряжении, включая возможность применения военной силы для защиты наших партнеров».

Также стороны договорились о расширении сотрудничества в вопросах экстренных поставок вооружения, борьбы с терроризмом, военно-морской безопасности, кибербезопасности и противоракетной обороны. Иран, который квалифицируется США исключительно как государство-спонсор терроризма, также стал предметом договоренностей: Обама пообещал содействовать попыткам монархий в противостоянии «дестабилизирующих действий» Тегерана в регионе. Кроме того, участники встречи обсудили ситуацию в Сирии, Йемене, Ираке и Ливии, а также палестино-израильский конфликт, и подтвердили свою приверженность политическим методам урегулирования кризисов. Важным пунктом Заявления стала договоренность о том, чтобы сделать формат саммита ежегодным.

Значимым достижением встречи в Кэмп-Дэвиде можно считать соглашение о совместной разработке систем региональной противоракетной обороны и систем дальнего обнаружения баллистических ракет, которые будут обеспечивать противоракетную оборону ближнего, среднего и дальнего радиуса действия.

По мнению Барака Обамы, саммит завершился «успешно». Он заявил, что в процессе развития сотрудничества между США и монархиями наступила «новая эра». Между тем, саммит прошел не так безоблачно, как пытается его представить Белый дом.

Встреча планировалась на высшем уровне, однако помимо американского президента лишь две арабские страны – Катар и Кувейт – были представлены своими лидерами, шейхом Тамимом бин Хамадом аль-Тани и шейхом Сабахом аль-Ахмадом аль-Сабахом. Сообщается, что главы ОАЭ и Омана по состоянию здоровья не могут совершать длительные поездки. Основные вопросы, впрочем, вызвал отказ саудовского Короля Салмана принять участие в саммите, о чем Вашингтону было сообщено за два дня до встречи. Вместо него в Кэмп-Дэвид отправились наследный принц и министр внутренних дел Мухаммед бин Наиф и заместитель наследного принца, министр обороны и сын Короля Мухаммед бин Салман. По словам саудовского министра иностранных дел Аделя аль-Джубейра, решение саудовского монарха не присутствовать на встрече не было «вызовом» в адрес Вашингтона, а представительство Саудовской Аравии сразу двумя принцами, занимающими ключевые должности Королевства, является «беспрецедентным».

Между тем, в саудовском руководстве высказывались мнения, что бойкот саммита монархом диктовался отсутствием ожидания каких-либо серьезных результатов и был призван «продемонстрировать, что Эр-Рияд не доверяет США».

Поводов для недовольства Саудовской Аравии в отношении своего главного партнера достаточно. Так, критику Эр-Рияда вызвал отказ Вашингтона дать письменные гарантии безопасности монархиям Залива по типу тех, которые США имеет в отношении своих союзников по НАТО, о чем стало ясно в ходе подготовительных консультаций перед саммитом. Фактически, американское руководство заявило, что оно не собирается жертвовать достижением соглашения с Ираном в пользу дополнительных письменных гарантий Заливу. В своем интервью саудовскому пан-арабскому каналу «Аль-Арабия» Обама, отвечая на вопрос журналиста, почему США отказываются от заключения договора о безопасности с монархиями, заявил, что процесс подписания такого документа является «громоздким», так как требует одобрения со стороны Конгресса, и «не представляется необходимым для реализации тех целей, которые были поставлены» для развития сотрудничества. Едва ли такое оправдание могло удовлетворить саудовское руководство, серьезно обеспокоенного еще большим усилением Ирана в результате «потепления» его отношений с Западом.

Не меньшее недовольство Эр-Рияда вызывает также политика Вашингтона в отношении продолжающихся кризисов в регионе, в частности, в Сирии и Йемене, которые саудовское руководство рассматривает исключительно в свете противостояния со своим традиционным антагонистом и главным источником угроз национальной безопасности – Ираном. Так, в ответ на отказ Обамы начать военную интервенцию против режима Башара Асада в августе 2013 года, Саудовская Аравия отказалась от предоставляемого ей в ходе ротации места в СБ ООН, а также объявила о сокращении нефтедобычи (объемы которой до того в экстренном порядке были увеличены в целях компенсации снизившегося нефтеэкспорта Ливии), не давая каких-либо пояснений. Продолжающийся курс США на отказ от прямого вовлечения в сирийский конфликт служит поводом постоянной критики со стороны саудовского руководства.

В Йемене, в свою очередь, несмотря на поддержку Вашингтоном действий коалиции во главе с Саудовской Аравией и оказание невоенной помощи, поступают сведения о негласном сотрудничестве американцев с хуситскими силами в борьбе с боевиками Аль-Каиды Аравийского полуострова (АКАП). Последние контролируют значительную часть территории Йемена. Однако если для Эр-Рияда главную опасность представляют хуситы, для противостояния которым саудовцы, по всей видимости, пошли на сотрудничество с АКАП, то в восприятии Вашингтона именно последние – как представители глобального терроризма – являются угрозой.

Подобные расхождения между Саудовской Аравией и США наблюдаются и в отношении тактики борьбы с боевиками ИГ в Сирии и Ираке. Для Эр-Рияда принципиальной целью является свержение Асада, в то время как для Вашингтона – устранение угрозы исламистов-экстремистов. Для эффективной реализации своей цели США сделали ставку на сотрудничество с Тегераном и режимом Асада, для которых противостояние ИГ также является первостепенным. Это не могло не вызвать недовольства Саудовской Аравии: главный партнер, обеспечивающий безопасность Королевства, вступил в «тайный сговор» с главным врагом, представляющим сильнейшую угрозу для безопасности страны.

Саудовское руководство, осознавая, что в оценках потенциальных угроз в регионе его понимание явно отличается от позиции США, начало поиски региональных союзников, чьи цели близки к его собственным.

По иранской проблеме Королевство нашло неожиданного компаньона в лице Израиля, не менее жестко реагирующего на контакты Вашингтона и Тегерана. По некоторым данным, саудовско-израильское взаимодействие по противодействию «иранской угрозе» активизировалось после перезапуска переговоров с Ираном осенью 2013 года. Сообщается что, Саудовская Аравия дала согласие на использование Израилем своего воздушного пространства и содействие израильским силам в атаке на иранскую территорию. Впрочем, Эр-Рияд отверг существование подобных планов, как и наличие каких-либо контактов с израильским руководством. Это не удивительно - любое взаимодействие с Израилем ставит вопрос о легитимности любого арабского режима.

Еще одного тактического союзника в регионе Саудовская Аравия нашла в лице Турции. Помимо опасений Анкары относительно усиления Ирана, Турция также стремится к свержению режима Асада и видит это целью номер один, более приоритетной, чем борьба с ИГ. Турецкий президент Рэджэп Тайип Эрдоган все активнее выражает недовольство «бездействием» США. Последним поводом для этого стал отказ Вашингтона поддержать план Турции по созданию в Сирии буферной зоны и бесполетной зоны. В результате возникла задержка по открытию тренировочных лагерей США для сирийских оппозиционеров на турецкой территории, хотя и сообщалось, что это не связано с какими-либо политическими разногласиями.

Оказавшиеся год назад по разные стороны баррикад в отношении «Братьев-мусульман», Эр-Рияд и Анкара при посредничестве Катара активизировали контакты и начали реализовывать новую стратегию в Сирии. Эта стратегия включает объединение разобщенных условно про-турецких и про-саудовских элементов сирийской оппозиции и поставки им финансовой помощи и вооружений. Кроме того, Саудовская Аравия и Турция в значительной степени опираются на исламистские террористические группировки, главным образом – Фронт Ан-Нусра. Стратегия уже дала результаты, проявившиеся в некоторых успехах сирийской оппозиции в боях против сил Асада.

Однако не следует преувеличивать значение демонстраций протеста в адрес Белого дома со стороны Эр-Рияда, а также активизацию турецко-саудовского сотрудничества.

Королевство и раньше ярко проявляло недовольство отдельными шагами США. Это лишь элемент тактики, попытка напомнить заокеанскому партнеру о том, что у Саудовской Аравии есть свои интересы, которые следует уважать.

Внешнеполитическая стратегия Эр-Рияда остается неизменной - ее суть заключается в утверждении сильной региональной роли Королевства в арабском и исламском мире при опоре на США. Последний компонент является принципиальным в силу того веса, который имеет Вашингтон в сфере обеспечения саудовской безопасности.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

4 августа 2017 | 11:21

Дайджест внешней политики США (28 июля - 3 августа)

На фоне эскалации кризиса в Венесуэле Вашингтон всерьез задумался о возможности экономических санкций в отношении нефтяного сектора венесуэльской экономики. Подписание Дональдом Трампом закона о санкциях и «уравнивание» Россией численности работников диппредставительств, хоть и не привели к обострению отношений, символизировали бессилие Белого дома в налаживании диалога и наступившее в Москве осознание этого факта. В Брукингском институте состоялась дискуссия между Майклом О’Хэнлоном, предлагающим отказаться от принципов, оставшихся со времен холодный войны, и Стивеном Пайфером, не считающим, что какие-либо договоренности с Москвой в ближайшее время будут возможны.

13 мая 2015 | 22:00

Грузия: приближение к НАТО или сближение с США?

11 мая 2015 года в Грузии стартовали совместные американо-грузинские военные учения «Достойный партнер». Они продлятся две недели. Учения в таком формате проводятся на грузинской территории впервые. Они нацелены на проверку боеготовности военнослужащих национальной армии Грузии, которым предстоит участвовать в силах быстрого реагирования Североатлантического альянса. Впрочем, любые учения выходят за рамки специальных военно-технических сюжетов. И нынешние совместные грузино-американские тренинги проходят во вполне определенных международных контекстах.

23 февраля 2018 | 15:26

Дайджест внешней политики США (16-22 февраля)

Турция и США на этой неделе продолжили взаимные упреки по целому ряду накопившихся проблем. Новый Обзор ядерной политики берет курс на модернизацию ядерного арсенала, смещает акцент на развитие тактического ядерного оружия малой мощности. Оставшиеся 11 участников Транстихоокеанского партнерства опубликовали окончательный текст соглашения, вычеркнув из него все положения, отвечающие исключительно американским интересам.

23 сентября 2014 | 23:44

Политические цели международного терроризма на Ближнем Востоке

Очевидно, что международный терроризм не мог бы быть столь успешен без финансовой и политической поддержки ряда государств. Несмотря на провал американских «контролеров», некоторые элиты в других странах до сих пор полагают, что способны справиться лучше американцев и успешно использовать международных террористов в своих целях.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова